Анастасия Воробьева Немного о зиме

Холод заново заставляет кутаться в тёплые вещи. Глаза да руки невольно тянутся за глинтвейном. Голова снова между состоянием пчелиного улья и сахарной ваты.
Периодически заглядываюсь на шапки – ушанки, валенки да телогрейки. Да, возраст начинает себя проявлять.

Когда ж это было: время, когда организм жужжал от радости, когда подарки, мандарины, елка в доме, кот на елке, бабушка на кухне, салаты на столе, дед перед телевизором – не дай Господь переключить программу, даже, если дед спит.

И вот эта вся канитель от “Не трогай, это для гостей”, “Не ешь это пока, рано еще”, а ты смотришь на эти горы еды и вспоминаешь, что потом будут другие слова “Давайте кушайте, а то испортится” и вот это вот “Гостям с собой зато будет, что взять”.

Да, вот так зима и настает.

Ну, с возрастом уже начинается следующая степень ужаса, когда именно ты бегаешь искать подарки, покупать на всю семью эти непонятные вещи, безделушки, и вот это вот “Да за такие деньги такую …”, вещи, которые ну очень нужны младшим в доме. А потом еще готовь, убирай, старайся.

И зачем это все каждый год?

Ну, зато потом застолье. Кто не знает застолье? Все в курсе дел. Да-да. Там уже шампанское оставлено на самую полночь, когда куранты, когда загадывай давай желание, потом жги бумажку да выпивай с ней куском полуцелым, чтобы успеть.
А до этого и после этого все как родные, кто что. Максимально красиво.

И как же фейерверки? Те самые, что еще под машинами бабахают да дворовых котов гоняют. И взрослые на санках, пьяные такие, веселые, и с горочки катаются.

Все это вроде как и весело, да и в памяти как-то всегда было то же самое. Но вот уж момент, когда оно не совсем так.

Когда кризис четверти возраста, ты не хочешь особо высовываться из дома – там же люди. Ухх. И вот эти ребята, которых сторонишься, которые “Айда на приключения!”, а у тебя печень на инвалидность скоро подаст. И ты очень культурно отмявкиваешься.

И момент, когда хочется покоя, и ты как хорек скрываешься от всех, хомячишь свои запасы дома, пьешь тот самый глинтвейн, запасы шампанского держишь как раз до курантов. Ну, не то, чтобы партизанский отряд тебя тренировал, но вот совсем неохота все это.

Да, со временем, может быть, дальше оно меняться будет, может быть, даже будет веселей, и печень будет здоровее для приключений. Но, пока что дома, у своего костра приятней.

Зима она такая – после осени заставляет углубляться в себя, узнавать, что к чему, если, конечно, не загружать себя работой и сбегать куда-то “по делам” от самого же себя.
Главное, при думах не забывать пуховик, проверить заранее бельё с начёсом, чтоб было на себе, и не стесняться брать чай в термосе. Хотя кто как, а глинтвейн там тоже неплохо идет. И постигать себя. Заново. С открытой душой. И, может, когда-нибудь тоже быть готовым кататься веселым на санках с другими ребятами кому за –дцать…

Комментарии закрыты.