Денис Абрамов

(Выпускник гимназии «Жалякальнис» г. Клайпеды, педагог Елена Ступакевич)

Наша сущность

Безграничное пространство, пустота, чистейший эфир – можно долго описывать это место. Если это вообще можно назвать местом, ведь под этим словом мы подразумеваем то, где может находиться нечто, а здесь ничего быть не может, ибо само по себе это место – ничто. Темнота и абсолютный вакуум.
Но нет, что-то здесь все-таки есть. Оно мчится сквозь пространство, разгоняясь и меняя направление, неразличимо и непредсказуемо, подобно овеществленной мысли. Некая сущность, лишенная тела и эмоций, но обладающая своеобразным разумом. Сущность представляет из себя сгусток чистой энергии. Она не является злой или доброй, равно как не может быть злым или добрым свет или звук. Энергия не может быть сама по себе эмоционально окрашена определенным образом, это все выдумки людей, которые оценивают свои собственные ощущения от столкновения с тем или иным видом энергии. Подобно тому, как тепло олицетворяет добро, а холод – зло, светлые тона – положительные эмоции, а темные – негативные, любая энергия для нас является заведомо обреченной на исполнение своей строго определенной роли. Но что случается с энергией там, где нет людей? Людей и всего, что хоть отдаленно на них похоже, всего, что может чувствовать. Энергия освобождается от налипших стереотипов и несется сквозь пространство и время абсолютно свободная.
Так же поступила и нами встреченная сущность. Не имея определенного цвета, ибо какой возможен цвет в месте лишенном света и тех организмов, которые этот свет способны воспринимать, она изгибалась причудливыми завитками, текла подобно ручью и неслась, подобно ветру. Тем не менее, существо может думать. Оно мыслит, воспринимает информацию из окружающего ее не-мира, оперирует теми данными, что заложены в нее создателем и создает новые. Вся призрачная жизнь существа проходит в размышлениях. Что же еще остается сущности, лишенной того, что способно отвлечь от процесса познания, по мнению Сократа – тела? Чистый разум, не смущаемый велениями бренной оболочки, не тревожимый чувствами и эмоциями, присущими людям, в своей жизни способен мыслить гораздо более продуктивно и отвлеченно, исследуя бытие при помощи одной лишь мысли.
Но стойте… Разве мы вправе говорить – «жизнь»?Разве разум живет сам по себе? Таким образом мыслящее существо превращается в некую машину, производящую и потребляющую информацию. Разве машина обладает жизнью? Нет. То, что обладает разумом не всегда можно назвать живым. Значит, жизнь нам дает нечто иное – чувства. Только то, что способно чувствовать – только то мы назовем живым. Почему самый современный компьютер, который совершает миллионы операций в секунду, выполняет сотни различных команд, мы не считаем живым существом? Почему робот, в точности повторяющий движения человека и выполняющий сложнейшие алгоритмы все равно останется для нас неодушевленным, а только что родившийся слепой и глухой котенок – самым что ни есть живым организмом? Потому что он может чувствовать, хоть и, пока что, на самом примитивном уровне.
Теперь отчетливо видно, что наша Сущность гораздо сложнее, чем предполагалось. Не просто сгусток силы, а своеобразная форма жизни. Ведь никто до сих пор не знает, какие формы жизни, кроме углеродной, еще существуют в природе. Давайте проследим за ходом событий в жизни одушевленной энергии.
Оторвавшись от всего вещественного, дорогой читатель, представь себе жизнь мыслящего существа без тела. Вначале оно понимает то, что существует. Принимает и осознает это, как осознаем мы, хоть и не задумывались об этом ни разу. Далее взгляд человека сразу бы начал исследовать окружающую среду и делать из этого определенные выводы, заключения. Но, если органов чувств не существует, взгляд наш снова обратился бы внутрь. Таким же образом поступила Сущность. Она заглянула внутрь себя и начала думать, каким образом получить почву для исследования. Чистый разум начал задавать вопросы мирозданию и самому себе: «кто я?», «как я появился?», «почему я появился?»… Так возникла у Сущности идея о Создателе. Следующей пришла мысль проанализировать свое внутреннее состояние. Заглянув глубже внутрь себя, существо обнаружило жгучее любопытство, жажду новых знаний. Обрадовавшись первому Чувству, оно взяло его с собой и продолжило путь в глубины собственного сознания. Вторым разум обнаружил чувство несовершенства, недовольства собой. Далее в тесных коридорах мыслей были найдены эмоции радости и грусти, такие требовательные и капризные всегда, что найти их можно лишь в тех уголках сознания, которые им наиболее подходят. Далее следовало еще немало таких путешествий, вызывавших, естественно, разную реакцию у капризных эмоций: радостной и грустной. При открытии одних, радость вскипала вулканом и заполняла все мысли Сущности собой, мешая здраво размышлять, с другими было еще хуже – печаль накрывала непроницаемым щитом подвижных червячков-мысли и замедляла все мыслительные процессы. Так при помощи чистой мысли наше существо обнаружило в себе чувства и эмоции. Но одно из чувств не было еще обнаружено, отзываясь ноющей болью неизвестности…
Однажды Сущности пришло понимание чисел. Оно сообразило, что является одним, целым и единственным. А действительно ли единственным? Когда сомнение закралось, пришло понимание существования числа 2. Если разум смог об этом подумать, значит число два существует. А если оно существует, то как Сущность может быть единственной в своем роде? И в этот момент открылось ей последнее из чувств – одиночество. Неприятное, страшное чувство… Когда оно вошло в сознание и крепко там засело, эмоция грусти буквально заполонила собой Разум и облила клейким раствором шустрые, ловкие и многочисленные мысли. С тех пор для безыменной и безликой Сущности настало темное время. Осознав одиночество, она осознала также и тщетность всех своих усилий, мысли стали вялые и нежизнеспособные.
Сгусток энергии несется сквозь пустоту. Завиваясь кольцами, точно клубы дыма, он разделяет собой пространство. Навстречу одному сгустку летит другое. Цвета в темноте неразличимы, а формы значения не имеют для существ, лишенных органов чувств, но я все же позволю себе заметить, что второе облачко-сгусток двигалось немного иначе. Струйки тончайшего эфира активнее свивались в кольца, а ручейки энергии перетекали немного плавнее. Приблизившись на достаточное расстояние, два существа замедлились, поскольку осознали друг друга. Именно ОСОЗНАЛИ, почувствовали. Когда нет таких точных, полноценных органов чувств, как у человека, другим организмам приходится учиться пользоваться другими, менее очевидными для живых существ органами чувств и ощущениями. Просто -напросто один разум почувствовал присутствие другого, похожего на него. В этот момент обе Сущности почувствовали то, что чувство одиночества начинает понемногу отступать на задний план, а сознание начала заполнять эмоция радости. Подвижные маленькие червячки мыслей носились, точно угорелые, подгоняемые радостью. Сущности начали сближаться и в конце концов их тонкие струйки плавно перетекли в одну, клубящуюся массу. Большое, вращающееся облако захватило две свободные силы и закружило их в своем танце. Воронки и водопады, смерчи и тайфуны энергии сплетались наподобие восточного символа Инь-Янь. Окончательно соединившись в целое, большое облако, каждая из Сущностей не теряла целостности и сохраняла свою индивидуальность, только ей присущий ход мыслей, но в то же время обе они начали кардинально меняться. Эмоции радости в обоих Разумах неистовствовали довольно продолжительное время и одновременно, но раздельно друг от друга произвели на свет новое, неожиданное чувство – чувство счастья.
И вновь безграничная пустота. Мечутся в ней сгустки энергии, похожие на облачка или короткие, стремительные молнии. Эта пустота существовала еще до возникновения всех сил и энергий и будет существовать после. Ей нет ни какого дела до бесчисленного множества бестелесных сущностей. Нет ей дела и до того, что два небольших облачка соединились и образовали одно, большое. И это облачко начало светиться приятным желтоватым светом.

Архив журнала

Комментарии закрыты.