Александр Блытушкин

Клайпеда – Мемель
Наброски

Море есть Варяжское,
Море есть Балтийское,
Море есть янтарное, –
Это всё в одном,
Временною стяжкою
С ледниками близкое,
Занято норманнами
в веке, так, седьмом.

Normans – «Люди Севера»
Прозывались викинги,
Уходя в морской поход
В битвах умирать,
В мир загробный верила
Эта рать, не митинги
Затевать и хоровод, –
Счастье с боем брать!

С ними схожи взглядами
Курши быть изволены,
Кто покочевряжистей, –
Об заклад не бьюсь.
Те и те варягами,
Что купцы, что воины,
И для службы княжеской,
Приходили в Русь.

Курши Скандинавии
Как могли противились:
То они пришельцев,– в кровь,
То пришельцы их,
Да и сами в Дании
Воевали прибыли…
Мир извечно был суров
И творил святых.

Скандинавские князья,
Рыцари Германии,
Да ещё епископы –
Слуги римских пап
Всю Прибалтику в друзья
Верою арканили,
Против войн неистовых
Был Перкунас слаб.

Помнит век тринадцатый:
Жгли деревни рыцари,
Шла война «священная»,
Орден наседал.
Там, где доброй нацией
Пруссы жили исстари,
Род их выкорчевывал
Немец – феодал.

Королевство имя «Prus”
Для германцев приняло:
Орден силу приручил
«Дикого» врага.
Да сосед – Литва на Русь
Часть отрядов двинула.
Пруссам не хватило сил.
– Полегли? – Ага!

Курши с ними рядом, вот:
«Получай, язычники,
Веру христианскую,
Крестоносный герб!»
Ставят рыцарям оплот –
Замки, землю расчленив
Прусскую, курляндскую,-
Мемель, Кёнигсберг.

Там, где солнце янтарём
Тонет в море до утра,
Неман устьем мемельским
В Куршский вхож залив.
Правым берегом пройдём
Северным навстречь ветрам,
Замок Мемель навестим,
Видя в море слив.

Сколько в море утекло
Вод залива Куршского,
Сколько человеко–лет
Уместилось в миг?!
Сколько балтов увлекло
В торга верть Дортмундского,
Чьих ладей-куренас след
Цели не достиг?!

Крестоносцы в крепости,
Остальные – в городе.
Город был по знатности
Руслом разделён
Речки Данге в местности
«Клаупеде», вроде бы.
Чайки – средство гласности,
Сторож с тех времён.

Триста лет под Орденом,
Столько же под Пруссией,
Под Большой Германией
Парочку веков…
Скальвов, куршей родина
Прожила, не струсила,
Правда не осталось в ней
Дочерей- сынов.

Случай- аналогия
Будет повторён не раз,
Мать- Земля запомнила
Слово «геноцид».
Кто устроит оргию,
Вовлекая глупых нас,
Чтоб истома нас вела, –
Грешно падать ниц?!

И потерянный народ
В вечной бесконечности
Продолжает духом быть
Как немой укор.
Мемель исполнял черёд
В разной человечности:
Жить, работать и любить –
С Богом уговор.

Мемель строил мельницы,
Верфи, лесопильни, флот
И дымок от кузниц шёл,
Оживлял ландшафт.
У судьбы – затейницы
Всякий- разный поворот…
Можно заглянуть в костёл
Если дело schwach.
———————
Франция. Республика.
Вся Европа – в кулаке.
И задумал в Индию
Двинуть Бонапарт.
Только дырку бублика
Не учёл и тур к Москве
Запорошил индевью
Номера плацкарт.

А пред этим вспыхнуло
Солнце славных орденов:
Пруссия – Германия,
Всё – трещит по швам.
Счастье в горе мыкалось:
Ставку Гогенцоллернов
Занесли скитания
Даже в Мемель наш.

И на годик, временно
Мемель стал столицею
Пруссии: Наполеон
Смог отнять Берлин.
Так России велено:
«Прусский двор десницею
Защитить со всех сторон», –
Скажет херувим.

Пруссии окраина,
Тихое укрытие,
Если где бои идут,
То от них, – сюда!
Куршская проталина –
В океан отплытие…
Если зацепился тут,
Может, – навсегда.

Александр – русский Царь
Выправкою славится,
Если делу лесть важна, –
Ловкий дипломат…
Фридрих вопрошает,– Сань,
В Мемеле что нравится?
– Ваша милая жена
краше всех палат!

Заключив «Тильзитский мир»,
Пыжась за Германию
И для прусских королей…
Кровь своих солдат
Ты, Россия – нивелир,
Не всегда чтишь правильно:
Сколь в истории твоей
Было зря- утрат?!

Вот и с Мемелем, войну
Вспомним семилетнюю,
Ты небрежно обошлась:
Словно с юбки кант
Перевесила врагу,
Возвратив кокетливо.
Так за что тогда дралась?
– Хмыкнул мудрый Кант.
———————————-
Реставратор пыжится:
Воссозданье крепости
Время немцев-рыцарей
В Мемель вновь вернёт.
«Дранг нах Остен» зиждется
В «Гот мит унс».
– Нелепости,
Что Восток их мытарей
Снова перебьёт?

Много в Лету кануло,
Словно листьев осенью,
И племён, и княжеств и
Блёк историй след… (империй)
Как песчинку малую
Вдаль судьбой забросило
Тех, кто раньше кряжистый
Был, сегодня, – нет!
———————————-
Слава павшим воинам!
Мемель вновь стал Клайпедой,
Сбив чуму фашистскую,
Приз вручён Литве.
Так чего ж свободным нам,
В память битвы праведной,
Совесть нашу чистую
Прятать в лет листве?!

Нет войны и надо жить!
Рыбная промышленность
И судостроение –
Главная стезя!
Знали: флоту надо быть
И трудилась искренность,
Было настроение
Общее, друзья!

Более двухсот судов
В Клайпеде был флот Литвы,
Тысяч двадцать человек
В отрасли морской.
Самых дальних берегов
Достигал полёт мечты, –
Нет милее Дане рек,
С Куршскою косой!

Где Литвы флотилия,
В океанском ракурсе?
– С океанским тонусом
Приключился бзик.
Клайпеда в бессилии
Отдала швартовы все,
Ради евро-бонусов
Флот ушёл в «кирдык».

Памятник «Рыбак» стоит,
Лик направлен на восток,
С чисто куршской позою
Задаёт вопрос:
«Вот Литва всех победит,
А успеет сердце в срок
Справится с занозою
Рыцарских угроз?!»

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.