Инесса Ганкина, Елизавета Полеес, Галина Андрейченко

Белорусский Союз писателей
Архив

Инесса Ганкина

Мою колыбель раскачивал ветер

Мою колыбель раскачивал ветер,
неустойчиво теплый сменялся суровым,
казался безмерно далеким пятьдесят третий,
хоть порою сквозило стужей сорок восьмого.
Поколение выживших, выполняя заветы,
плодилось и размножалось. Над керогазом
сохли пеленки, а обсуждали при этом
спутник, проткнувший небо антенным жалом.
Полстолетия вместило столько поколений
компьютерных, что не хватит пальцев.
Окружены информацией, пролетающей мимо,
мы стоим на пороге будущего, где пялится
из пробирки геном Буратино.
С головами, повернутыми строго против
движения времени и фортуны,
мы стоим на ветру, и нездешний профиль,
и мелодии странность колышет струны.
Полстолетия вместило столько сомнений
и надежд, что, пожалуй, не стоит плакать.

Елизавета Полеес
Прощенье

Пока ещё чувствуем, помним и дышим,
Пока мы мелодию космоса слышим,
Пока друг для друга хоть что-нибудь значим,
Пока ещё верим, смеёмся и плачем,

Пока в наших душах живёт удивленье,
За всё, что свершили, попросим прощенья.
Попросим прощенья – у лип и у сосен,
У света, из лета скользящего в осень,

У белой снежинки, у пыли горячей,
У лёгкой, из рук упорхнувшей удачи,
У песни, которую так и не спели,
Над детской склонившись вдвоём колыбелью,

У каждой промашки, у каждой ошибки,
У непосвящённой друг другу улыбки,
У нежности – невосполнимой потери, –
Оставшейся ждать за закрытою дверью,

У горечи поздней поры предзакатной,
У снов, растворившихся в облаке-вате,
У ночи тяжёлой, удушливо-грозной,
У звёзд…
Если это, конечно, не поздно.

Галина Андрейченко
Обманутый пророк

Пошли разбрасывать гонители-дожди
Лихие струи по асфальту – пруд пруди.
Дрожит на ниточке мой смысл «не навреди»,
Но слишком боязно у мраморной груди.
Над нами Бог, а за спиной его – порог.
Молчит о завтрашнем обманутый пророк.
Глаза расклеятся, прогладят потолок,
И на пол скатится заплаканный комок.
Ну вот и выспалась!.. А сказка впереди.
Я, выпрямляясь, оборву «не навреди»
И вдруг задумаюсь, прокручивая быль:
Каким началом прикоснуться к «не убий»?

Комментарии закрыты.