Клайпедчане – поэты ко дню рождения города

Владимир Трофимов
С добрым утром!

С добрым утром, клайпедчанин!
С добрым утром и рассветом,
Ты встречаешь день в начале,
Данном солнечным декретом.

Солнце красит перламутром
Снег, хрустящий под ногами.
Клайпедчанин, с добрым утром!
Расставайся с пирогами!

Выходи на воздух свежий,
Наши – мягкие морозы,
Впереди – твои надежды,
Ждут решения вопросы.

Может, в утренней газете
Меньше слов о криминале?
Может, солнце ярче светит?
Цены на бензин упали?..

Ты идешь, глаза не пряча,
В нашем городе уютном.
Пусть к тебе придет удача.
С добрым утром! С добрым утром!

Александр Блытушкин
Прусский акцент

Где туманы полосками
Нарезает луна,
Где земля отголосками
Веков давних полна,

Духи виснут над городом
И, в какой-то момент,
За теперешним говором
Слышен прусский акцент.

И, в упрёк крест несущему,
Раздаётся как в старь:
« Нет запрета насущному!
Здесь свободен янтарь!*

Молись дубу зелёному,
Благородство храня,
И с тобой, унесённому
В даль, положат коня.*»

Все соседи коварные,
Взяв знамёна Христа,
С крестоносцами парные,
Жгли святые места.

Сторона Жемайтийская
Помнит те племена,
Когда к морю Балтийскому
Пробивалась она?!

Стала призраком Пруссия,
В отголосках язык,
На латыни – Borussia, –
Европеец привык.

Города – немцев крепости:
Кёнигсберг и Тильзит, –
В геноцидной нелепости,
С ними Мемель скорбит.

Духи виснут над городом
И, в какой-то момент,
За теперешним говором
Слышен прусский акцент.*

*Крестоносцы запрещали пруссам свободную добычу и продажу янтаря.
*Усопшему пруссу, в зависимости от благородства и положения,жертвовали
в могилу оружие и всё необходимое…

Наталья Корнилова Лаяускене
Город у моря

Город у моря,
Ты помнишь тевтонов и пруссов.
Ты был в осаде шведов и русских,
Столицей Пруссии и французским анклавом.
Ты видел Суворова и Александра.
Вильгельму с Луизой ты дал здесь приют
В походах военных баталий и бурь.
Ты помнишь пожар 1854 –го года,
Уничтоживший старый город.
Ты слышал речь Гитлера
над хрупкой Анике
И многократным «Хайль!» приветствовал его в крике.
Ты видел руины церкви Иоанна
С погребенным под ней отцом Симона Даха
И вновь оживал без сомненья и страха.
Когда –то заваленную Данцигом Данге
Ты превратил в судоходную реку
Вопреки злому умыслу человека.
Ты, восставший из пепла,
Снова живешь и снова строишь,
Растишь детей и в море выходишь,
Собрав под сводами старых стен
Всех, кто готов разделить твой удел.
Ты видел, ты слышал, ты помнишь,
Ты будешь жить, чтобы нам напомнить!

Мария Серебрякова
Как я люблю тебя, мой город…

Как я люблю тебя, мой город, пропахший морем и смолой,
Благоухающей сосной, тебя ласкает волн прибой,
К тебе взывают крики чаек и ветер крыши теребит-
Морской свистящий озорник,
Порой играет флигелями, порою долгими ночами
С дождём осенним заодно стучит в забытое окно
И будет в памяти печальной Балтийских сосен очертанья
И шум прибрежной буйной пены,
Иль сыростью пахнув осенней , с собой уносит забытьём
Воспоминания о лете , что скудно солнцем и теплом.
Тут с детских лет душа моя с твоим холодным скудным нравом
Поёт все песни в унисон, тут по булыжной мостовой
Могу бродить не уставая , средневековыми домами
Любуясь в ранний час ночной.
Ты видел, как туманит небо средневековья серый дым
И возрождения зари, конечно, ты минуем не был!
Сменялись лета, короли и всё сносил смиренно ты,
И был свидетелем покорным властям прошедших лет убогих,
Рыбацких лодок ровный строй ты в море выводил каналом
И сладкий запах пивоварни струился в небе над тобой.
Ты милый, старый и родной, ты тих приморской сединой,
Задумчив, строгий город мой.
Я с русскими срослась речами, но влились в душу мне полями
Простого края очертанья, что с нежностью зову Литвой…
И хоть твой куршский нрав холодный мне капнул на сердце смолой,
Как мне понять – кто я такая, когда прошедшего рукой
Судьба моих родных сгоняла под твой задумчивый покой?

Валентин Шевердов
Клайпеде

Сколько я потерял?!
Не считал никогда,
Пусть отрезанный ныне ломоть я.
Но, Клайпеда родная,
Ты в сердце моем:
И развалины хижин,
И здания новых дворцов,
И тельняшек былых лохмотья!
Беззаботных ребячьих годов круговерть
Я оставил навек в судовых теснотах.
А теперь зову сердца я внемлю
И хочу одного – когда явится смерть.
Пусть уйдет моя кровь, моя плоть
В тот песок, в землю ту, что у моря!

Петр Трукшин
Клайпеде

Есть на свете
У моря город чудный
В маленькой стране.
Хоть живу я нынче трудно,
Хорошо в нём мне.
Сюда приезжал я когда – то,
Чтоб после остаться навек.
Влюблялся в морские закаты
В туманы извилистых рек.
Здесь дремлют песчаные дюны
В осенней дали голубой.
И с неба глядит месяц юный,
Застывший серпом над трубой.
Под натиском этой атаки
Морская колышется гладь.
Цветут где – то красные маки,
Способные мир удивлять.
И кружатся белые чайки
На тихом морском берегу.
Закат в море падает яркий,
Который в душе сберегу.
Но это все длится минуты,
А, может быть, даже часы.
И чайки кричат почему – то
Над морем у Куршской косы.

Сергей Блакунов
Полосатая душа

Он мальчишкой и нередко
Морем бредил, чуть дыша.
Вот и стала незаметно
Полосатою его душа.

В даль морскую, парень глянет,
Путь – дорога хороша,
Но домой всё время тянет
Полосатая его душа.

Море может разыграться,
Волны всё вокруг крушат,
Но не может испугаться
Полосатая его душа.

Ну, а, если штиль на море,
Борт плетётся, не спеша,
Улыбаясь, песню вторит
Полосатая его душа.

Родной берег, как в узоре,
Дом любимый, кореша,
А его всё тянет в море
Полосатая его душа…
Бардовская песня
http://www.runetmusic.ru/tracks/44317/https://www.youtube.com/watch?v=HOsI5cLhpJU

Комментарии закрыты.