Александр Жданов Ангел со сломанным крылом Отрывок

5.
Кресло по-прежнему раскачивалось, прогоняя дрёму. Сергей приоткрыл глаза. За заиндевевшим стеклом дверцы автомобиля, слышались голоса. Снаружи пытались открыть дверцу, проникнуть внутрь – автомобиль раскачивался. Придя в себя, Сергей осмотрелся. Голова и грудная клетка болели, в руке он держал своего игрушечного ангела. С трудом ему удалось открыть дверцу изнутри. В салон ворвался морозный воздух, спасатели помогли ему выбраться наружу. Его автомобиль стоял на обочине, носом он въехал в огромный сугроб. Девушка в голубой куртке с пышным воротником разговаривала с полицейским.
– Да, это я вызвала, – долетело до Сергея. – Не знаю, может, минут пятнадцать. Когда я подъехала, все было уже так, как сейчас.
Впереди Сергей различил искорёженный красный спортивный автомобиль. Он стоял поперёк дороги, над ним нелепой грудой нависла туша мёртвого оленя. Рога оленя и часть головы оставалась в салоне. Сидевшую за рулём девушку спасатели уже вытащили наружу, вокруг хлопотали врачи. Сергей ещё плохо соображал, он видел только неестественно заломленную правую руку девушки в белом пуховом свитере. До него долетали обрывки фраз:
– В рубашке, видать, родилась девчонка. Рог по правой лопатке проехал. Ещё бы чуть левее и ниже – тогда бы всё.
– Что со мной? Что тут произошла? – проговорил он.
– Повезло вам. Вам и этой девчонке. Повезло, что живы остались – инспектор ГИБДД говорил, не отрываясь от протокола. – Олень на трассу выскочил. Тут вообще-то знак стоял «Выход животных», да какие-то уроды выкопали и бросили в кювет. Да и снегопад был сильный – могли и не заметить знака. И что заставляет вас ездить в такую погоду?!
– А с девушкой что?
– Жива, жива, но в больничку всё же отвезут. А вот спутник её. на месте остался парень.
Сергей потянулся было к ключу зажигания, но инспектор, заметив движение, остановил его:
– Погодите-погодите. Я ещё ваши показания не записал. Да и медики вас осмотрят.
Сергей отвечал на вопросы инспектора, отвечал путано, отчасти не понимая, что говорит. Вызвал даже у инспектора подозрение, и тот заставил его дышать в трубочку. Но тест наличие алкоголя не подтвердил. Инспектор пожал плечами и отошёл. Сергей ждал врачей, отвечал что-то на их вопросы, сам всё думал: как он оказался в машине. Он хорошо помнил, как начался день.
Утром он первым делом пошёл к Жене. Надеялся, что не сердится она на него за нелепо скомканный вечер, что смогут вместе позавтракать. Дверь номера Жени оказалась раскрытой настежь, а в номере бойко орудовала горничная.
– Простите, – потоптался на пороге Сергей, – а что, никого уже нет? Где хозяйка номера?
– Как видите, никого нет, – горничная с утра была чем-то недовольна. – И хозяев тут никаких нету.
– Но как же? Тут девушка была вчера. Мы договорились позавтракать вместе.
– Не знаю, не знаю. Только здесь не девушка жила, а два старика. Но их нет уже – увезли.
– Кто увёз? Куда увезли?
– Кому надо, тот и увёз. И куда надо! – раздражённо и даже зло ответила горничная. – И завтрака не будет, – бросила он в спину уходящему Сергею и пробурчала под нос: – Открывай тут кухню ради одного.
Сергею ничего не оставалось, как съехать, но за стойкой дежурной снова не оказалось, и Сергей поплёлся в номер. Там опустился в кресло и, очевидно, задремал.
А теперь сидел в автомобиле на обочине дороги, где произошла авария, а вокруг суетились люди. Он попытался позвонить в офис Вете – не получалось: связи не было. Сергей вышел из автомобиля, осмотрел его. К удивлению автомобиль не пострадал, если не считать слегка помятого бампера.
– Я могу ехать? – спросил он у медсестры, которая печальным взглядом проводила одну из машин «Скорой», увозившую девушку. Медсестра, не ответила. «Неужели прошло два дня», – подумал Сергей и почувствовал дурноту.
6.
– Смотрите-ка, живой! – Игорь Семёнович встретил Сергея приветливо и вместе с тем со¬чувственно. – Что там произошло? Из больницы звонили, но толком ничего не объяснили.
– Сам не до конца понимаю. Столько событий за два дня. Извините, Игорь Семёнович. Я, конечно, виноват… И прогул, и опоздал вот… Я готов понести наказание.
– Да-да, опоздали. Не полтора часа. Но после того, что произошло, объяснимо. А прогул. О каком прогуле вы говорите?
– Как о каком? Меня же два дня не было.
Игорь Семёнович внимательно посмотрел:
– Серёжа, вы на самом деле чувствуете себя хорошо? Поезжайте-ка вы домой. Отлежитесь.
Сергей заметил, что всё это время Вета стояла поодаль, но, разговаривая по телефону, то и дело тревожно взглядывала на него. Она догнала Сергея у самого выхода.
– Серёжа, – Вета впервые назвала его так, – вы можете рассказать мне, что и как произошло? Вы хорошо помните?
Сергей помнил. Помнил, что не без посторонней помощи вылез из автомобиля, что врачи его не отпустили, а сопроводили в больницу, чтобы убедиться, нет ли у него сотрясения мозга. Помнил, хоть и не вполне отчётливо обратную дорогу. А вот, как, оставшись в гостиничном номере, снова оказался в автомобиле и попал в аварию, вспомнить не мог.
– А больницу помните? Можете показать мне, где она? Это хорошо, что шеф отпустил вас. Не откажетесь мне помочь? Боюсь, что та девушка – моя лучшая подруга.
Сергею вдруг стало совестно: как он мог забыть о девушке?! Как не поинтересовался её состоянием?! И он согласился. У самого автомобиля Вета решительно подошла к водительскому месту. Сергей не возражал и покорно протянул ей ключи.
Ехали молча. Никому не хотелось лишних слов. Вдруг на полпути она спросила:
– О какой гостинице вы говорили?
– Есть там, в стороне от трассы, гостевой дом с забавным таким названием.
– И вы говорите, что жили там?
– Да. А что такое?
– Знаю я эту гостиницу. Но дело в том, что она, во-первых, расположена дальше того места, где, как вы говорите, случилась авария, а, во-вторых, скоро месяц, как закрыта на ремонт.
– Да как же так?
– Вот так, да сами убедитесь.
Вета сбавила ход, свернула на прилегающую дорогу, и вскоре они упёрлись в ограду, за которой виднелась гостиница. На ограде висела табличка: «Гостиница закрыта на ремонт».
Весь оставшийся до больницы путь Сергей пытался понять, что же произошло на самом деле. И не мог.
В больнице на удивление обошлось без проволочек и занудных выяснений. Им подтверди¬ли, что поступила в результате автомобильной аварии девушка с серьёзным переломом. Сейчас она приходит в себя после операции, и жизни её ничто не угрожает. Разрешили даже пройти в палату.
– Хотя зачем? Она же спит. Вряд ли проснётся с вашим появлением. Приезжайте лучше завтра, – сказала медсестра, больше для того, чтобы соблюсти порядок.
Они набросили на плечи халаты и вошли.
– Это она, – прошептала Вета, едва взглянув на девушку и сжав руку Сергея. – Ведь все будет хорошо? Правда?
В это время Сергей нащупал в кармане пиджака и вынул керамического ангелочка. Они по¬дошли к койке.
– Женя?! – чуть ли не выкрикнул Сергей.
Тут в палату вбежала медсестра.
– Уходите-уходите, – зашептала она, – завотделением идёт Он не любит посетителей.
Она едва ли не вытолкала их в спину. Дверь палаты закрылась. На спинке койки, на которой лежала Женя, висел керамический ангел со сломанным крылом. Сергей успел повесить его. Вета смотрела на Сергея с недоумением.

Источник – калининградский журнал “Балтия”, 2021

Комментарии закрыты.