Бурмакина Валентина Библейский сюжет

Умер Ковалёв на первой неделе Великого поста. Так уж случилось: болел и умер, не дожив до шестидесяти.
Сын Ковалёва Сергей, тридцатилетний здоровяк, едва успел к похоронам прилететь из Германии. Он жил там последние два года после того, как развёлся с женой Зиной, оставив на её попечение больного отца. Уехал на заработки и в новую жизнь.
Сергей выглядел растерянным, подавленным, ещё не осознающим случившееся. Вот и всё, конец: прах и небытие… Он заплакал.
Отпевающий отца священник, как бы отвечая на мысли Сергея, произнёс слова Христа: «Всяк верующий в меня не умрёт вовеки и будет жить вечно».
– Как вечно, если отец умер? – не понял Сергей.
– Душа не умирает. Она бессмертна, – ответил батюшка. – Покойный жил с Церковью. Приносил учение церкви в свою жизнь. У него есть надежда на спасение, а с кем ты?
Сергей промолчал.
Жизнь Ковалёвых проходила на моих глазах. Мы соседи. Часто встречались с Ковалёвым – старшим в церкви на службе. Сергей не понимал нас. Однажды спросил у отца:
– Что такое вера?
– Источник веры – знание Евангелия. Евангелиевский образ жизни.
– Так, может, ты святой?
– Я грешный, – тяжело вздохнул отец.
– А что такое грех? – продолжал любопытствовать сын.
– Всякое противление воле Божией. Нарушение заповедей и многое другое.
Зина говорила мне, что у свёкра живая связь с Богом. Своему благополучию он предпочитал волю Божию. Он познавал Его во всём.
А Сергей предпочитал жить в своё удовольствие. Он думал только о своей цели. А цель выбирал крупную. И Зина считала, что надо жить в своё удовольствие. Но своим удовольствием надо избрать добродетель. Всё взаимосвязано: ты сеешь – тебе растёт. И на земле. И в душе.
В эти дни Сергей находился в глубокой депрессии: был замкнут, молчалив. Часто бывал на кладбище, ухаживал за могилой. Заказал памятник.
Зина беспокоилась за него и уговорила пойти в храм на исповедь – излить душу. Приближался конец первой половины Великого поста – самоочищения. Время покаянное.
– Я хочу к отцу, – сказал Сергей священнику.
– Досрочно тебя туда не примут
– Что же мне делать, я не могу так жить!
– Живи христианской жизнью. Измени себя, спасай свою душу, – посоветовал священник.
Долго Сергей рассказывал батюшке о своей заблудшей жизни. Раскаялся.
Я не очень поверила в искренность столь скорого его покаяния. Слишком он любил себя. Но свои сомнения Зине не высказала. Только посоветовала быть повнимательнее к нему. Всё же начало положено.
Сороковой день со дня смерти Ковалёва – старшего совпал с Пасхой. После праздничной службы в храме Зина с Сергеем и я приняли участие в крёстном ходе.
Колокола радостно звенели, возвещая великий праздник. Прихожане торжественно несли иконы Спасителя и Богородицы. Пели славословие воскресшему Христу, победе Его над смертью и даровании всем вечной жизни. Воскресение действительно было светлым, праздничным.
Потом вместе с друзьями Ковалёва мы собрались помянуть усопшего. Говорили то, что говорят в подобных случаях: смерть забрала лучшего из нас… Краем уха я слышала, как Сергей сказал кому-то:
– Смерти нет. Её победил воскресший Христос. Мы тоже воскреснем и встретимся.
Зина взволнованно шепнула мне:
– Мы подали заявление в загс. Снова поженимся. Венчаться будем. Может, Господь пошлёт нам детей. Ещё не поздно родить.
– Просящему удаётся. Верь, – согласилась я.
Желая почувствовать себя причастной к весне, к жизни, я подняла лицо к солнцу. Стояла, закрыв глаза, и осознавала: надо благодарить Бога за каждый прожитый день, счастливый и не очень, а не роптать за неудачи, скорби и потери.
Для нас, живых, похороны существуют ещё и для того, чтобы остановиться, задуматься… Встать в конец пути, пусть даже чужого, и оглянуться.

Комментарии закрыты.