Валентина Бурмакина Катюха

Она лежала на полу, подложив под себя холстину, в душном полутёмном подвале старого дома. Это одно из немногих мест для ночлега, выбранных бродягами, какой была она в сорок пять лет.
Катюха дремала. Выпитый самогон, боль в правом боку, удушливый кашель, зуд по всему телу от грязной одежды и множества насекомых мешали уснуть.
Где-то в стороне пищали мыши. Они хотели еды. Она нащупала рядом кусок чего-то мягкого, похожего на хлеб, поплевала на него, обтёрла о рукав куртки, надкусила и швырнула в сторону, откуда раздавался писк. Всё стихло. Казалось, теперь можно было уснуть. Но сон не шёл. Да и время не позднее – зимой рано темнеет. На улице мороз и ветер, а в подвале тепло даже на полу.
Глухо скрипнула уличная дверь. Шаркающие шаги услышала рядом.
– Это ты, шалава, разлеглась тут? Подвинься, я лягу.
Она узнала по голосу Петьку Хмыря из компании таких же бездомных.
– Чего тебе? Я спать хочу, – отмахнулась Катюха.
– Чего мне – сама знаешь, не маленькая.
– Пошёл вон.
– Что так? Всем можно, а мне…?
– Перебьёшься.
– А если дам глоток? – не отступал Петька.
На предложение живительной влаги Катюха подобрела.
– Ладно, давай.
Сделав пару глотков самогона из небольшого пузырька, она подвинулась к стене…
Ночью проснулась от сильного озноба. Петьки рядом не оказалось.
– Ушёл гад, похмелиться не оставил, – обиделась Катюха.
Сколько времени сейчас, она не знала, но, похоже, до утра ещё далеко. Мысли одни и те же путались в её голове. Вспоминался дом с родителями. Алкоголик отец рано умер, а вскоре за ним умерла и мать. Дружок Антонюкас сделал предложение семнадцатилетней Катюхе пожениться. Она согласилась сразу. А через год родилась дочь. Через три — сын. Жили дружно. Антанас часто выпивал на работе, где работал строителем, да и дома частенько. Она любила мужа. В доказательство, как считала она, выпивала с ним, чтобы меньше ему досталось, и утром перед работой не надо было похмеляться. Появились друзья, подруги. Вместе веселее. Ну и что, что часто не хватало средств на необходимое, зато праздники со спиртным стали частыми. Жили на одну зарплату, одалживали. Случилось так, что муж влюбился в подругу Катюхи и ушёл к ней жить. Стало трудно. Устроилась на работу на ЦБК в цех, детей — в интернат.
Начался для неё новый этап в жизни – не менее весёлый. Скучать она не любила: вечерами рестораны с подругами и новыми друзьями — моряками. Застолья продолжались ночью дома, а утром забывала имена новых мужчин.
Сейчас, лёжа в подвале, вспоминала ту весёлую жизнь с грустью и сожалением. Как быстро закончилось то время — молодость и здоровье. Где дети, которых она когда-то бросила, что с ними? Катюха молилась о смерти, молилась Тому, которого не знала. А Он был, Бог, и ждал её, но она молилась о смерти, о помощи, о лучшей жизни, не просила. Бог помогает просящему.
Но Он давал ей ещё шанс для жизни. Она познакомилась на работе с Бронюсом и вскоре вышла за него замуж. Это событие совпало с другим. Стали сносить старые дома на улице, где жила Катюха, и получила она квартиру в новом доме. Новоселье было продолжительным. И вернулась она к прежней привычке — поддерживать мужа в застолье. Пьянела быстро и хотела пить ещё. Так и жили. Родилось двое детей: сын и дочь. Дочь с врождённым заболеванием ДЦП. Пришлось оставить работу. Материально жили трудно, но она не чувствовала этого, потому как часто “делала” себе настроение с помощью спиртного. Бронюс не выдержал и ушёл из семьи. Катюха пила на детское пособие. Голодали. Её лишили материнства. Больную дочь взяли на воспитание родственники мужа, а сына устроили в детский дом.
Подруги принимали участие в жизни Катюхи. Познакомили её с мужчиной — инвалидом, которому нужна была сиделка. И ушла она подработать. Катюха понравилась инвалиду вниманием, лаской, добротой, а ещё тем, что угощала его выпивкой. Муж решил продать квартиру – зачем ей пустовать? Заручившись согласием жены на продажу, обещал ей тысячу долларов. Целую тысячу! Она никогда не мечтала о такой сумме, к тому же её подопечный предложил ей сожительство. Когда получила деньги, праздники продолжались каждый день. Родственники её сожителя, узнав о больших переменах в его жизни, решили избавиться от её услуг. Предложили ей покинуть новое жильё. Что оставалось делать? Деньги были пропиты…

На этом воспоминания Катюхи прервались. Тяжело вспоминать начавшуюся бродячую жизнь — уход в никуда. Нет людей, когда-то близких, где можно было просить о приюте, приклонить голову. Бездомная жизнь пугала её – бездомная, безрадостная, без средств. Оставалось нищенствовать, искать ночлег в подъездах, в подвалах, под лестницей. Это осенью и зимой, а летом — в кустах, на голой земле. Ночлежные дома были только мужскими. Иногда в подъездах её замечали жители, приносили одежду, пищу. Грязные лохмотья она выбрасывала в мусорку. Так потеряла паспорт. Хорошо, что трудовая книжка сохранилась, оставленная у подруги. Искала Катюха такие места, где милостыню подавали щедрее: супермаркеты, церкви, рынки. Тогда довольная спешила на встречу с друзьями по жизни, делилась добычей, удивляла своей щедростью. Некоторые из таких друзей завидовали её выручке, просили взять с собой на прибыльное место. Тогда ходили за милостыней группой. На месте ночлега прятала она добытое под себя. Иногда подростки, найдя её в кустах, избивали, отбирали мелочь. Часто с сотрясением мозга она приходила в себя в больнице. Полиция тоже находила её в разных местах в состоянии сильного опьянения.
– А, вот и старая знакомая! Поднимайся, прокатим тебя до больницы. Там приведут тебя в порядок.
После лечения в больнице и курса в наркологическом центре она снова возвращалась на улицу.
Однажды шёл сильный дождь с грозой. Пьяная, промокшая, она едва добралась до знакомого подъезда и упала в углу под лестницей. Подняться не было сил. Мимо шёл парень, остановился.
– Ты опять здесь, вонючка?
– Дай закурить, – простонала Катюха.
– Вот тебе! – парень смачно выругался и сплюнул, подошёл ближе и больно пнул её в спину. Катюха вскрикнула — парень ушёл.

Тем же летом ей повезло: когда в очередной раз она лежала под кустом у дороги, рядом остановилась машина. Из неё вышли две средних лет женщины, одетые в монашеское. Увидели Катюху.
– Вам плохо, поня? – спросила одна, подойдя.
– Я не поня, я нищая, – ответила она.
– Мы хотим помочь тебе, доверься нам, – подняли её и сели в машину.
По дороге сказали, что они из монастыря Сестёр Матери Терезы, и, если она захочет, может жить в монастыре. Они помогают бездомным — в этом их миссия.
Сначала Катюху вымыли. Нашлась и чистая одежда. Накормили и поселили в комнату, где живёт ещё пожилая женщина. Зовут женщину Раиса. Она оказалась приветливой, общительной. Рассказала о жизни в монастыре и коротко свою биографию. Так началась новая жизнь Катюхи. После трёхлетней жизни на улице начало пребывания в монастыре показалось ей раем. Запрещение употреблять алкоголь стало само собой разумеющимся. Да и не хотелось почему-то. А потому, вероятно, что появилась у неё забота: в монастыре жили не только здоровые, но и больные люди — лежачие. Попросили её ухаживать за ними. Почувствовала она себя нужной и уважаемой. Больные её ждали и называли ласково «Катюша».
Здоровье её ухудшалось. На обследовании в больнице обнаружили несколько хронических заболеваний и назначили вторую группу инвалидности. Из пособия деньги выдавали только на сигареты — не могла она отказаться от курения.
А потом узнали, что она некрещёная. Настоятель монастыря предложил креститься в католическую веру. Обряд крещения совершили в костёле. Стала она принимать участия в молебнах, проводимых священником из костёла. Молилась усердно, искренне исповедовала грехи, причащалась. Захотелось ей вместе с другими жителями иметь послушание: в сезонное время работать на подсобном участке, где выращивали овощи. На свежем воздухе работали с удовольствием, нагоняя аппетит. Вера в Бога укреплялась в ней. Катюхе нравились общие службы в костёле, интересно проводились религиозные занятия о Законе Божием, о житиях святых. Что-то новое, тёплое вселилось в её душу. Хотелось подражать святым — учиться любить ближнего, делиться радостью, теплотой, участвовать в жизни других, ставших близкими, дорогими, не похожими на тех, с которыми общалась в миру.
Шло время. Она всё больше привыкала к монастырской жизни. Дочь Надежда, от первого брака, разыскала мать, часто навещала её. Катюха радовалась семейному благополучию дочери, рассказывала о своей жизни в монастыре. Как-никак живёт она здесь уже десять лет.
При очередном медицинском обследовании в связи с ухудшением здоровья назначили ей первую группу инвалидности. Однажды старшая монахиня сказала Катюхе, что теперь она может жить в миру. Есть уверенность в её благонадёжности. Дочь предложила ей пожить в своей семье – места хватит. Не захотелось ей стеснять семью дочери, да и привыкла она жить в большой дружной семье монастыря. Слышала она о доме престарелых. Задумалась. А почему бы и нет? Исполнилось ей пятьдесят семь лет, к тому же инвалид. Ждала очереди недолго. В доме престарелых встретили её приветливо: поселили в уютной светлой комнате. Дружелюбная обстановка положительно отразилась на общем состоянии Катюхи. Общительная, отзывчивая на помощь, добрая и чувственная, она быстро подружилась с соседями, такими же, с трудной судьбой, уходящими от одиночества. Она теперь была уверенна в промысле Божием в её судьбе, а вечерами молилась искренне, с благодарностью к Всевышнему за прошлое, настоящее, надёжное будущее, за всё, что имеет цену.

Первая публикация:газета “Клайпеда”приложение”Капли янтаря”, декабрь 2015 г.

Комментарии закрыты.