Наталья Корнилова Академическая сказка

Седьмой день подряд на планете Марс проходил научный симпозиум. Семеро мудрецов, знатоков космосоведения, анализировали ситуацию в галактике и конкретно в Солнечной системе, а также на голубой планете Земля, которую они, марсиане, непосредственно курировали.
– Итак, Вам слово, коллега, – и главный Астроном пригласил космособиолога, седьмого докладчика на нынешнем форуме светил науки. Тот, будучи самым молодым в команде космических специалистов, поправил свою приклеенную для солидности бородку и решительно вышел к огромному монитору.
– Уважаемые коллеги, господа, позвольте мне так вас называть, я заранее хочу уведомить вас, что с бесконечным пиететом отношусь ко всем народам вверенной нам планеты Земля, поэтому прошу не считать мои слова или изложенные мною наблюдения и доводы антигуманными либо расистскими. Господа, я ученый – биолог, поэтому смотрю на многое иначе, нежели историки или философы.
– Коллега, Вы зря беспокоитесь, здесь собрались все те, кто прислушается к Вам и Вашим советам, понимая их научную значимость. Приступайте к изложению Вашей теории. Молодой космособиолог широко улыбнулся собравшейся аудитории и начал.
– На нынешнем форуме, господа, речь идет о том, как вернуть население голубой планеты к жизни после нашего сверхэксперимента. Теперь, когда все постепенно вошло в нормальное русло, и, как говорят мои подопечные земляне, «бабы и поля родют», «трамваи ходют», а «реки текут в моря – акияны», есть смысл подумать о том, как вернуть людей к общественной активности, ведь за время эксперимента каждый выживал в одиночку.
– Интересненько, и как же, что Вы предлагаете, молодой человек? – потирая от удовольствия свои сухонькие маленькие ручки промолвил пожилой космософилософ.
– Я предлагаю вам вспомнить понятие «анабиоза» и его непременную пользу как для отдельного организма, так и для всего человечества в целом. Итак, Вы помните, что в анабиоз впадают живые организмы при некоторых неблагоприятных внешних условиях, будь то отсутствие влаги или низкие температуры. Существуют целые народы и группы народов, которые на заре своего развития пережили это, а теперь бегут впереди планеты всей. Посмотрите на французов. Они не станут «перетирать» проблемы дома, простите, все время цитирую землян, а тут же подключат профсоюз, партию. Вот это общественная активность и гражданское общество! Их даже сдерживать порой надо, такие они неспяще неугомонно активные! Как они зимой свою страну «зажелтили»! Вспомните наш общественный эксперимент в России. После долгого анабиоза страна, разбуженная сначала в 1905, а затем в 1917 бурлила вся вдоль и поперек, а потом до 90 – ых годов прошлого века снова впала в сон, пока ее не разбудили. Вы помните, чем это закончилось. Теперь она снова в дреме.
-А вот тут, – и биолог ткнул лазером в монитор, – спят очень крепким сном. И расшевелить их пока не представляется возможным. К сожалению, в данном случае традиции играют отрицательную роль. То есть пока есть что есть и на что есть, пока все «ходют и родют», никто не проснется, не выйдет из дремы, что бы ни происходило вокруг.
– И что, не будить? – хитровато спросил космосо – историк, у которого заранее были готовы сценарии для всего подщефного человечества.
– Почему же, будить. Будить! Но постепенно меняя температуру в обществе. Станет теплее, если прочитают подогретые слова, услышат теплую музыку, выйдут на лестничную площадку, во двор, на улицу из своего уединения, найдут собеседника, сотоварища, дискуссионный клуб, научатся говорить тепло и убедительно, тогда и общество вслед за ними пойдет, куда позовут.
– Однако, коллега, Вы забываете, что при помощи анабиоза, сознательно вводя подопечных в сон, лечат от болезней и травм. Что Вы на это скажете, подразумевая указанную Вами территорию?
– В данном случае это неудачный пример. Я повторяю, тут сказывается влияние традиции. Но Ваш пример был бы удачнее, если бы Вы указали сюда и сюда, – и биолог ткнул лазером куда- то в центр Европы и на Дальний Восток. Почти полвека запрета на военную деятельность очень помогло нашим подопечным направить свою уникальную энергию в другое русло, и результаты превзошли все ожидания. Теперь они вместе с французами впереди планеты всей. Аудитория загудела:
– Будить, не будить?
– А если как в России в 1905?
– Придумал же, анабиоз!
В это время в аудиторию на двух лапах вошел большой рыжий кот в академической четырехугольной шапочке и на чистом марсианском языке промурлыкал:
– Мрр! Объявляется перерррыв, мрр, а затем начнутся прррения.
И бородатые космические мужи, привыкшие уже ничему не удивляться (работа такая!) отправились на кофе – тайм, а космособиолог продолжал стоять у монитора, глядя на прекрасную подшефную планету Земля, большая часть которой была погружена в сон.
29 08 2020 Клайпеда

Комментарии закрыты.