Наталья Корнилова Кому что суждено

Автор печатается также на http://samlib.ru/editors/k/kornilowa_l_n/
href=”http://www.stihi.ru”>www.stihi.ru
Кому суждено быть повешенным, тот не утонет,
кому суждено вернуться, тот не потеряется.

– Ах, ты, твою же Бога душу мать! – заорал вдруг Митрич, на голову которого прямо в окоп свалился какой- то мужик.
– Не стриляйте сем свуй, – твердил он не совсем понятно.
Митрич уже хотел врезать ему как следует, а тот снова заорал:
-Сем чех, твуй братр, – и свалившийся полез к Митричу обниматься, будто и впрямь был ему роднёй. И пахло от него мокрой залитой этой осенью 1917 –го года дождями землёй, по которой тот полз через обстреливаемое даже ночью поле между боевыми позициями австро – венгров и русских.

И таких братьев к утру в русских окопах оказалось пятеро.
Все чехословаки, бежавшие из одной армии в другую.
– Чего бежали – то? – спрашивали их.
И те, почесав затылки, отвечали:
– Дисциплина е присна.
-Да не дисциплина, а жратвы у них в окопах не осталось, наши же со всех сторон окружили, – сказал кто-то.
– Ты посмотри на них: грязные, дохлые, да и за кого они воевать должны, за чужого императора?
– Наш им тоже не родной, – вставил кто- то.
– Да мы хоть на похожем языке с ними говорим, – ответил разьясняющий.
– А не сбегут? – спросил командир.
– Неутечу, – ответил стоявший рядом с Митричем солдат. – Буду с тебою боеват.
-Отмыть, переодеть, на вши проверить, остричь да накормить, – велел командир.
– Добже, декуй, – послышались голоса.

И пока перебежчики мылись, стриглись, переодевались, Митрич сопровождал их, как и приказано ему было. А когда накормили солдат досыта, каждого пришлого отвёл он на место, оружие выдал да ситуацию доложил.

Себе взял Митрич своего прыгуна окопного и обзнакомился с ним, наконец.
-Ян Кусек, – улыбаясь, произнёс новичок.
– Больно дохлый ты, Кусек, а фамилия твоя обманчивая. Кусок, кус – это завсегда много, а тебя всего как дитятю в охапку взять можно, – ворчал Митрич. – Сказал бы я тебе, чего ты кусок, но того продукта в тебе тоже нет, раз ты не евши столько!
И стали чехи и словаки привыкать. Да и русские солдаты к ним приглядывались.

То и дело было слышно в окопе:
-Сем твуй братр, мам матку, сестру, яко ты.

Зденек Веселы был на удивление грустным и даже меланхоличным. Сидел он тихо в своём углу в окопе и глядел на небо ясное. Йошка Горак вполне соответствовал своей фамилии и был среди прибывших горой, главным заводилой. Говорят, он и сбежать своих приятелей подговорил, мол, лучше будет. Томаш Тлусты был не толстый, а такой же худой и маленький, как Ян Кусек, а Франтишек Черны оказался почему-то светловолосым, но франтоватым, выходит, не зря его так назвали.

Не успел Митрич к другу новому толком привыкнуть, как распрощаться с ним пришлось. Командирам наверх о перебежчиках доложили, и те приняли решение присоединить беглецов к одному из уже существовавших с 1915 –го года чехословацких стрелковых полков.
………………………………………….
В середине осени 1917-го года чехословаки находились на Юго-Западном фронте на территории Полтавщины и Волынщины. Известие об Октябрьском перевороте огорошило их. Присягнувшие Временному правительству, они были обязаны продолжать сражаться против австро- германцев.

Солдаты в окопах ругались:
– Мы от свово императора к русским угодили,
Керенского временного присягой почтили,
теперь опять на фронт идти, от всех попробуй защити!
– Кому война, а кому мати родна! – ворчали они по поводу обозников- тыловиков, которые за счёт армии руки нагреть пытались. Тут не додал, туда не довёз, зато сам и сыт, и пьян, и ус в табаке!

Тем временем Чехословацкий национальный совет (ЧСНС), пытаясь вызволить армию из двусмысленной ситуации, принялся ходатайствовать перед Пуанкаре, чтобы их признали иностранным дивизионом на территории России, с тем, чтобы затем перебраться во Францию. И разрешение было получено.

Генералы Алексеев и Корнилов переманивали чехословаков отправиться с ними на Дон. Руководство отказалось.

Но повсюду в большой России уже устанавливалась новая советская власть. И выбираться на Запад можно было только через советскую территорию! Поэтому Чехословацкий национальный совет отказался защищать Киевскую раду, не желая портить отношения с советской властью. А большевики, взяв Киев, уведомили чехословаков, что те могут отправляться за границу.

Не тут-то было! Австро-германцы наступали, чехословакам пришлось многократно передислоцироваться. Для германской армии столь крупное и хорошо обученное военное соединение было вовсе не желательным. И вместо того, чтобы ехать сразу на Запад, чехословаки вынуждены были двигаться всё дальше и дальше на Восток…Неисповедимы пути Господни!

К концу весны 1918-го года эшелоны чехословаков растянулись на тысячи километров по огромной России. Потерявшие единое руководство, разделённые на части в огромной чужой стране, охваченной восстаниями, они попадали из огня да в полымя.

Красноармейцы пытались разоружить легионеров, но встретили отпор. В результате начался чехословацкий мятеж, охвативший Урал, Сибирь, Дальний Восток.

Отдельные города и территории переходили от красных к белым или к чехословакам. В результате на местах были ликвидированы органы советской власти, образовывались антисоветские правительства.

В течение почти всего 1919-го года и отчасти 1920-го года чехословаки пробивались на Дальний Восток. Бесконечные бои привели к ослаблению белых. Погибли генерал Каппель, а за ним и адмирал Колчак. А Сибирь всё ещё сопротивлялась большевикам…

Две идеологии, две силы противостояли друг другу, и в это противостояние был втянут весь мир.

В декабре 1919-го года стали уходить первые дальневосточные корабли с легионерами. Десятки тысяч смогли выбраться из этого обходного манёвра. Более четырёх тысяч остались навеки лежать в земле русской.

В ноябре 1920 –го года на родину вернулись последние легионеры. Среди них и Ян Кусек, и Томаш Тлусты, и Зденек Веселы, и Йошка Горак, и Франтишек Черны, а также Ян Сыровый, Людвик Свобода, Станислав Чечек.

Один из них писал потом, что они вернулись домой не с пустыми руками, что у легионеров было что-то настоящее, и этим настоящим стала армия, пусть пока ещё экстерриториальная, но уже часть будущего государства. В XX –ом веке ему суждено было возникнуть как единое чехословацкое, затем выстоять в войне против фашистского агрессора, и, в конце концов, после ещё нескольких десятилетий поиска своего пути, уже в веке XXI –ом спокойно и мирно создать два отдельных государства чехов и словаков. Чему суждено было случиться, то и случилось. Каждый получил по своему куску, пусть не толстому, но франтоватому – в центре Европы, говорящей сегодня и по- чешски, и по-словацки.

25 02 -10 03 22
Клайпеда

Комментарии закрыты.