Наталья Корнилова Патриоты Отрывок

…ночью Антону Петровичу не спалось. Он всего несколько дней здесь, а ситуация такая, как на раскаленной сковородке, день ото дня все «радостнее». В 1945-м казалось, что фашизму пришел конец. Но он нет – нет, да и поднимает голову снова. Только теперь нет такого ярлыка «фашист», привязанного к национальности. Был немецкий фашизм, итальянский, испанский, теперь он может быть в любой шкуре, под любым обличьем. А бывший друг и соратник вдруг может оказаться врагом. Что это? Почему? Отчего? От озлобленности? Зависти? От вседозволенности, как говорит Рута? От пресыщения? От отсутствия тормозов? Жизнь человека стала похожа на компьютерную игру. Этакие стрелялки – догонялки! Кто не спрятался, я не виноват! Размазали, переступили, пошли дальше! Таким вот размазанным несть числа: журналистам, депутатам, бизнесменам, кому угодно, кто стал вдруг не угоден…
В его, Антона Петровича, жизни, было несколько этапов. Нынешний обещал быть не самым легким.

Зонт для всего человечества

Радио, телевидение, газеты, интернет трещали от негатива. Обстановка на родине накалялась. Отделение Крыма, бегство Януковича, нагнетание противостояния Украина – Россия, появление новой силы, о которой годами слыхать не слыхивали, а теперь она пришла к власти. Все странные события последнего времени, в том числе и угон самолета, который ему пришлось пережить, и участие в этом якобы исчезнувшей с политического Олимпа фигуры в новом обличье, заставляли предполагать, что в сценарии задействованы такие силы, которые реально способны мир перевернуть.
Война против мирных жителей – это в голове не укладывалось! Антон Петрович зарылся в массмедиа, ходил мрачный, даже традиционные совместные беседы за ужином игнорировал.
Накануне 9-го мая Константин спросил его, пойдет ли он на митинг.
Вмешавшийся в разговор Иван предупредил, что поговаривают о беспорядках, заварухе, провокациях. Местное радио об этом всю неделю твердит.
– Пойду! – обязательно пойду. – У себя всегда ходил, и здесь пойду.
Было для него нечто особенное в этом празднике. Как и многие, он считал, что не будь 9-го мая, вообще не было бы других праздников, просто нас всех нынешних не было бы!
Тех, кто войну настоящую видел, пережил, остались единицы. Но пока живы они, жива память о войне, кровавой и страшной, не щадящей никого. Нынешним ветеранам около 90 лет, остальным – тем, кто был ребенком в годы войны на оккупированной территории или в эвакуации в тылу, поколению его родителей – блокадников, за 80…
Шел дождь. Впервые после теплых украинских весен Антон Петрович стоял на митинге 9-го мая, кутаясь в плащ и прячась под большим зонтом от сильного прибалтийского ливня. Но… митинг был, и были люди, много – много людей, молодых и старых, не испугавшихся угрозы провокаций, пришедших к вечному огню почтить память погибших в борьбе с фашизмом, чтобы не дать возродиться фашизму новому. Выступавшие говорили по – русски и по – литовски, кто-то украдкой вытирал слезу… В этот день они были вместе, эти разные люди, и это было самым главным, позволяющим осознать, что они сила, что они, выстояв однажды, выстоят вновь, что бы ни случилось.
Придя домой, он тут же завел разговор с женой. Она и сын въехали сюда по туристической визе. Он тоже. Срок ее действия ограничен. Надо было решать, что же делать дальше.
– Костя поможет вам оформить вид на жительство, – говорил Антон Петрович своей жене, – а я поеду в Украину, в Славянск к тетке Дарье. А там видно будет, что и как. Ну, что я, не мужик, что ли, по углам прятаться, когда там такие дела творятся?
Надежда даже не плакала. Знала, что переубеждать его бесполезно.
За окном шел дождь, сильный ливень, и, наверное, не было в мире зонта, который мог бы спрятать всех, нет, не от дождя, от бед, больших и малых, которые неизбежны, потому что великая бестия ЧЕЛОВЕК сам готовит их, как страшное варево, способное уничтожить человеческую цивилизацию в любой момент.
2015 г.

Комментарии закрыты.