Олег Глушкин Белизна

Оглянись вокруг. Все, что ты видишь, – это и есть белый свет.
Крик рождения предшествует узнаванию. Тебя ждет белое цве¬тенье
яблоневых садов. Волшебная нежность цветущей сакуры. Белый туман.
Белый снег. Белое небо. Смотри на пушистые бе¬лые облака, они превратились
в стадо овец. В голубой пустыни плывет ослепительно белая шерсть. Такая же
белая, как у овец на Готланде, вымытых шампунем.
Опусти глаза и увидишь море и белую пену волн. Еще белей паруса изо льна. Холсты, отмо-ченные в белильных чанах, полощет порывистый ветер. На пути «из варяг в греки» встают останки белых городищ. Руины гот¬ландских соборов белесыми скелетами высятся среди
красной черепицы.
Но белее всего кости в пустыне. Их вычищают песок и ветер. После войны песком отстирывали белье, смывая кровь.
Любовь к белым рубашкам возвращает в прошлое. Белые одеж¬ды пророков и белые одежды крестоносцев. Белое подвенеч¬ное платье и белый саван Стены плача, побелевшей от слез. Добро и зло, наступающее на белый свет, неразлучны.
Белые страницы книг желтеют от времени. Темнеет белое серебро. Белое богемское стекло и белый хрусталь рассыпаются на ос¬колки. В Хрустальную ночь сапоги растаптывают белизну
на¬дежд. Белый свет становится черным. Пепел и алмаз трудно различить.
На грани жизни и смерти последним виденьем вста¬ют люди в белых халатах. Кровь останавливается, и лицо беле¬ет. Потолок и стены в больницах выкрашены белилами.
Белый цвет – последнее, что видят твои глаза.
И даже в конце темного туннеля – белая вспышка. На белый мрамор каплями крови ло¬жатся гвоздики.

Архив

Комментарии закрыты.