Виктор Ерофеев Виновата ли русская литература в имперских проявлениях Интервью

Виктор Ерофеев (род. 19 сентября 1947, Москва) — русский писатель, литературовед, радио- и телеведущий. Кандидат филологических наук был гостем и участником антивоенного форума в Вильнюсе.

Отрывки из интервью

– Мы беседуем сейчас в Литве, и здесь, да и в других странах разговор о русской культуре, русском языке, русской литературе считают, по меньшей мере, не приоритетным. В Литве обсуждаются изменения учебников для преподавания русского языка в литовских школах, подбор литературы. Очень много действительно чувствительных моментов. На форуме вы говорили, в частности, о некоторой вине русской литературы. В чём она заключается? – В общем это мысль-то не новая. Просто люди не любопытны. Василий Васильевич Розанов в своей книге „Апокалипсис нашего времени”, состоящей из маленьких брошюрок, написал, что „Русь линяла в два дня. Самое большое – в три”. То есть она была не твёрдым образованием, а вот в этом развале, в этой революции, он написал, что нет ни одной причины не литературного содержания.

Эту мысль стоило бы усвоить. Но она никак не прозвучала на этом форуме. И вообще почему-то это считается мыслью случайно заявленной. На самом деле совершенно не случайно.

Потому что Розанов подразумевает, что русская литература звала к радикальным переменам, не продумав, для кого она делает эти перемены. А, с другой стороны, инстинктивно она возвеличивала человека, чтобы всё-таки эти перемены достались хорошему доброму человеку. Так что мысль-то в общем стара, как мир. По крайней мере сто лет назад она прозвучала – кто виноват.

А вторую мыль высказал мой любимый философ Лев Шестов, о котором я писал в эссе „Маркиз де Сад, садизм и ХХ век”. Эта замечательная мысль – о том, что русский писатель похож на львицу, в бок которой всадили уже несколько стрел, она истекает кровью, но облизывает своих детенышей – читателей и делает вид, что с ней все в порядке. Это совершенно гениальная мысль. И она тоже для меня стара. Потому что, когда я эту статью писал, шел 1975 год, ещё и не пахло ни перестройкой, ни Горбачёвым… И вот положите одну мысль на другую, и всё станет понятно.

– Есть вина русского писателя за то, что идея мессианства, – того, что мы лучше всех, – через литературу каким-то образом воплотилась в жизнь? – Тут писатели раскалываются на разные группы. Конечно, были имперцы, и по-своему Достоевский – «Дневника писателя» – это абсолютно имперский человек. Константинополь должен быть наш, и прочие такие высказывания абсолютно имперского толка. Но, с другой стороны, абсолютно не имперский Толстой, которого церковь выгнала и, кстати говоря, до сих пор она не признала это как ошибку. Тоже хороша церковь. Были люди, которые и совсем иначе смотрели на это дело.

Я вот сейчас перед тем, как отправиться в Европу, сделал 120 передач под названием «Заговор классиков» – о русской классической литературе. Я попытался их отделить от идеологического грима, который на них нанесли. И должен сказать, что есть у меня в этой серии совершенно невероятные открытия. Например, Лесков – писатель в общем-то с подмоченной репутацией, потому что он однажды почти случайно написал статью против студентов, обвинив их в поджогах в Петербурге 1861 году. Он написал абсолютно поразительный роман «Некуда», где показал, что и революционная Россия, и консервативная Россия никуда не ведут Россию. То есть в общем это просто столбняк.
Подробнее на

https://www.delfi.lt/ru/opinions/comments/skazat-chto-russkaya-literatura-vsya-vinovata-v-imperskih-proyavleniyah-absolyutnaya-chush-intervyu-s-viktorom-erofeevym.d?id=92034837

Комментарии закрыты.