Владимир Коваленко Не волчья стая…

(Биологические корни национализма, шовинизма и национальной нетерпимости в истории человечества)
Двадцать первый век, начало третьего тысячелетия человеческой цивилизации. Несколько миллионов лет прошло с тех пор, как наш далекий предок выпрямился и поднял голову, впервые увидев бездонное голубое небо над головой. Около шести тысяч лет назад человечество сделало первые робкие шаги по пути цивилизации, по тому самому пути, в начале узкому, крутому и извилистому, который превратился сейчас в широкую дорогу, и человечество мчится по ней с умопомрачительной скоростью, не особенно отдавая себе отчет, куда именно и зачем. Две тысячи лет назад Сын Божий и человеческий впервые обратился к людям с проповедью любви и добра и, распятый на кресте, отдал жизнь во имя любви к людям «смертию смерть поправ». Великое множество его учеников и последователей с тех пор несли людям слова любви, добра и милосердия, миллионы людей ежедневно возносили молитвы о мире и благополучии – и каков же результат? За примерно шесть тысяч лет существования последней человеческой цивилизации человечество прожило в мире в общей сложности около двухсот пятидесяти лет; если бы не войны, унесшие в небытие не только десятки десятки миллионов погибших, но и тех, кому эти погибшие могли бы дать жизнь, на Земле сейчас жило бы около тридцати миллиардов человек – в шесть раз больше, чем живет сейчас. В последний век второго тысячелетия нашей эры, почему –то считающийся веком расцвета гуманизма и человечности, вспыхнули две мировые войны, и едва не разразилась третья, которая стала бы, вероятно, последней в истории человечества, ибо после нее уже некому было бы воевать. В этом же «гуманном» веке в первый (и, слава Богу, пока что в последний) раз было применено ядерное оружие – самое страшное из средств массового уничтожения в истории человечества. Каждый день на экранах своих телевизоров мы видим, как гремят взрывы и выстрелы, льется кровь и умирают люди – во всем мире, до самых его дальних и глухих уголков. Причем мирные промежутки между войнами становятся все короче, а сами войны – с каждым днем все ожесточеннее, не только в смысле применения новых, совершенно немыслимых ранее средств разрушения и убийства, то есть в смысле «техническом», но и , так сказать, в «идеологическом» плане.
Если в средние века, да, впрочем, еще и в конце прошлого – начале нашего века на войну рвались в основном те, кто сделал ее своим ремеслом и основным источником дохода – бродячие рыцари, авантюристы, а затем и профессиональные военные, то простому народу война всегда представлялась страшным бедствием, вроде потопа, землетрясения или чумы. Поэтому желать войны и стремиться к ней простой люд, естественно, не имел ни малейших оснований, ибо ничего другого, кроме горя, смерти, увечий и разорения ему от войны ждать не приходилось. Тем не менее люди шли воевать, ибо такова была воля короля, царя, кайзера или президента – шли, хотя охотнее всего, конечно, остались бы дома. Таково было положение еще в первую мировую войну, к концу которой братание солдат и отказ идти в бой, широко распространившиеся на всех фронтах во всех воевавших армиях, стали обычным явлением.
После первой же мировой войны положение изменилось, причем очень резко и за относительно короткое время. Даже небольшие локальные войны, время от времени вспыхивавшие в промежутке между двумя мировыми, отличались крайним ожесточением и были до предела «идеологизированы». Еще до начала конфликта солдаты противостоящих армий рвались в бой и были готовы едва ли не голыми руками рвать глотки друг другу. Ярким примером такой войны стала гражданская война в Испании 1935-39 гг., война Италии с Эфиопией 1935-36 гг., «Зимняя война» СССР с Финляндией в 1939-40 гг. Начавшаяся в 1939 г. германо – польская война, переросшая затем во вторую мировую, стала уже борьбой не на жизнь, а на смерть не только между «королями» и армиями, а в буквальном смысле между целыми нациями, что привело к неслыханным ранее жестокостям и зверствам не только в отношении солдат противника, но и миллионов мирных людей.
Вероятно, корни этого явления уходят далеко в глубину человеческой истории, подобно смертельной болезни, которая начинается с почти совершенно незаметных и достаточно безобидных проявлений за много недель, месяцев, а то и лет до рокового исхода.
Человеческое сообщество, в котором мы живем, – город, страна, вся человеческая цивилизация – по сути дела, для человека как биологического вида (Хомо сапиенс_ является совершенно противоестественным образованием. И, кстати, не только для человека, но об этом попозже.
Кто бы ни создал человека как биологический вид,- Мать Природа, Творец или Высший разум – создан он был как полностью законченный достаточно совершенный организм, жестко приспособленный по своим анатомо – физиологическим особенностям и свойствам для обитания в строго определенных и ограниченных условиях (пространственных, температурных, климатических и т.д.), как, впрочем, и весь животный мир Земли. И когда около 60 миллионов лет назад эти условия резко изменились вследствие внезапного похолодания климата и наступления ледникового периода, перед человеком встала во весь рост реальная перспектива полной гибели как биологического вида – подобно тому, как вымерли динозавры. Однако человека его Творец наделил тем, чего и близко не было у динозавров – огромным, по сравнению с размерами тела, мозгом, информационную емкость которого, кстати, человек и сегодня использует едва на 3 %, и, как следствие этого, высокоразвитым интеллектом. Именно благодаря своему интеллекту человек сумел приспособиться к новым условиям, не изменившись в анатомо – физиологическом отношении, а соответствующим образом приспособив для своих нужд окружающую среду, в которой ему пришлось обитать. Так он научился изготовлять одежду для поддержания соответствующей температуры тела, научился пользоваться огнем, а также перенял от некоторых своих «соседей» их образ жизни и привычки – например, использование пещер в качестве жилья и употребление в пищу мяса.
Одним из таких элементов приспособления человека к новым условиям был переход от жизни в обособленной семье (как правило, самец, самка и детеныш, как у человекообразных обезьян), к новому социальному образованию – стаду. Переход к новой системе обусловили значительные трудности в выживании, связанные с неблагоприятными изменениями климата и трудностями в добывании пищи, обилие которой ранее, до наступления ледникового периода и общего похолодания климата на Земле, обеспечивало человеку довольно беззаботное существование в теплом субтропическом климате, не требовавшем ни теплого жилья, ни теплой одежды (не здесь ли кроются истоки библейской легенды о рае?).
Однако за все в жизни приходится платить, иногда даже очень дорого. Человек заплатил за саму возможность выжить совершенно ненормальным и неестественным для него как биологического вида образом жизни пещерного охотника – трупоеда, более подпбающим хищникам – волкам, тиграм, медведям; абсолютно неподходящей для человека как плотоядного примата мясной пищей, следствием чего стало катастрофическое сокращение продолжительности жизни в 120 раз (сравним с библейскими персонажами – 600, 700, 900 лет – ведь не с потолка же взяли эти цифры авторы священного Писания?), многочисленными болезнями, поражающими род человеческий несмотря на все успехи здравоохранения. Что эти болезни – следствие нашего ненормального образа жизни, доказывает хотя бы их количество. На сегодняшний день известно более 24 000 различных заболеваний человека. Кто еще из представителей животного мира Земли может сравниться с ним в этом отношении? Да ни один, даже самый выносливый и неприхотливый биологический вид просто не выжил бы, если бы такое количество болячек обрушилось на него в естественных условиях обитания.
Столь же ненормальными для человека, как его образ жизни и питания, являются и его общественные формации – стадо, затем род, племя и государство, являющиеся ни чем иным, как конечным результатом попытки выжить совершенно неестественным для человека образом в столь же неестественных для него условиях, а отнюдь не естественным природным образованием или результатом социального прогресса. Результат этот оказался тем более плачевным, чем более жесткими стали изменившиеся условия обитания человека – достаточно сравнить жизнь народов севера, средней полосы и субтропиков.
Кстати, для многих животных, у которых стадный образ жизни, как принято считать, является естественным. Он таковым не является, если хорошо разобраться. Сравним, скажем, семейство кошачьих – львы, тигры, леопарды и другие, – и семейство собачьих. Казалось бы, разница между ними не столь уж и велика – оба хищники, питаются мясом и т.д. Но это только при поверхностном взгляде. Кошка – хищник подстерегающий, питающийся исключительно свежим мясом, очень заботиться о чистоте своего тела и отсутствии запахов, который мог бы отпугнуть добычу, приблизившуюся к засаде, где кошка ее караулит. Когти кошки убираются в подушечки лап, как шасси у самолета, поэтому не затупляются и всегда готовы к использованию. Кроме того, эта особенность анатомического строения тела кошки обеспечивает ей возможности совершенно бесшумного передвижения, в отличие от собаки. Кому не доводилось слышать, как громко стучит когтями по полу собака? Особенно докучает своему хозяину обычный ежик, ( если он живет в доме), который ведет ночной образ жизни. Единственная кошка, у которой когти не убираются, – это гепард, единственная из всего семейства кошачьих «догоняющий» хищник. Во время преследования добычи он развивает скорость до 120 километров в час.
Так что кошка – хищник, идеально приспособленный для охоты на живую, иногда весьма подвижную и быстроногую дичь. Вследствие такой приспособленности кошки совершенно не нуждаются в стадном образе жизни и живут либо в одиночку, либо немногочисленными семьями (например, львы).
Совсем в другом положении семейство собачьих – гиены, волки, шакалы и т.д. Ни один из представителей этого семейства не способен в одиночку добыть более или менее крупную дичь, все они, подобно гиенам, в естественных для них условиях первоначально питались трупами, о чем опять – таки свидетельствует анатомо – физиологические особенности строения их тела – тупые неубирающиеся когти, менее развитые, чем у кошек, клыки, основное назначение которых – удержание и умерщвление добычи, а также некоторые особенности строения внутренних органов. При переваривании свежего мяса выделяется гораздо больше исключительно ядовитых для организма веществ, чем при переваривании мяса, уже подвергшегося разложению, т.е. своеобразной «первичной» обработке, поэтому печень и почки кошки способны выделить из организма гораздо большее количество вредных веществ, чему очевидное доказательство – исключительно резкий и неприятный запах кошачьей мочи и кала.
Собаки в этом отношении сильно отличаются от кошек, в первую очередь тем, что собака или волк, по каким – либо причинам вынужденные жить вне стаи, питаются почти исключительно падалью, а такой представитель отряда хищников, как медведь, свежего мяса вообще не ест, предпочитая мясо с «с душком», для чего свежеубитую добычу он оставляет на некоторое время, чтобы протухла.
Таким образом, представители семейства собачьих «организовались» в стаи по той же причине, что и человек – чтобы выжить, ибо падали, естественно, хватило бы только для очень ограниченного количества особей. Будучи своеобразными «приматами» среди хищников и обладая относительно высокоразвитым интеллектом, собаки и волки нашли выход из положения, точь в точь так же, как это сделал в свое время и человек. Правда, от собак и волков этот выход не потребовал столь радикального изменения образа жизни и питания, как от человека. Тем не менее, и их положение ненормально и неестественно – они едят пищу, для них не предназначенную, и ведут образ жизни, изначально им несвойственный – а за это тоже приходится платить, и иногда весьма дорого. Например, во время эпидемии каких-либо инфекционных заболеваний может вымереть вся стая, живущая скученно, тогда как в обычных условиях погибли бы одна – две, максимум несколько, волчьих семей. Мало того, у домашних собак, пользующихся теми же благами цивилизации, что и их хозяева, отмечаются невиданные и не встречающиеся совершенно у их диких сородичей болезни – например, злокачественные опухоли, инфаркт миокарда, диабет и прочее.
Для стада, так же, как и для любой другой совокупности живых организмов (напр., пчелиный рой, муравейник, птичья стая), обязательны определенные биологические законы, как и для любого отдельного организма, представляющего собой, в сущности, совокупность более простых организмов, т.е. клеток. Так, например, в организме могут совершенно спокойно проживать представители различной микробной флоры (напр., кишечная палочка), не только не вредя организму, но и, наоборот, помогая ему в переваривании и усваивании пищи.
Подобный пример наблюдаем и в «сверхорганизме», т.е. в стае – например, гиены, следующие по пятам за львом, подбирая остатки его трапезы, или грифы, также выполняющие роль «санитаров». Тем же микроорганизмам, которые могли бы причинить вред, уготована отнюдь не дружеская встреча – на борьбу с ними тут же бросаются «стражи» организма – белые кровяные тельца – лейкоциты, «пожиратели микробов» – фагоциты, включаются в работу и другие защитные системы организма, в большей или меньшей степени реагирует и весь организм – повышением температуры и пр.
Аналогичную ситуацию можно наблюдать и в стаде – известные чешские путешественники И.Ганзелка и М.Зикмунд в одной из своих книг описывают, как стая павианов буквально за пять минут разделалась с неосторожным леопардом, решившим, видимо, позавтракать кем – нибудь из обезьяньих детенышей. От леопарда остались только лапы, хвост и несколько клочков шкуры.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что кланы, племена, а затем и государства, как разновидности «дальнейшего развития стада, т.е. своеобразного «сверхорганизма», ведут себя по отношению к чужеродным элементам совершенно аналогичным образом – любой чужеродный элемент встречается настороженно, пока не выяснена степень его опасности или полезности для «организма». Здесь –то и лежат истоки национализма, расовой и национальной нетерпимости – в самой биологической природе человека как животного, хотя и разумного, в том случае если его животная часть преобладает над разумом. И проявляются они в зависимости от степени «разумности» как отдельной особи, так и соответствующей общественной формации – «сверхорганизма» в целом. Причем эти проявления могут достигать уровня безусловного рефлекса, т.е врожденного инстинкта. Примеров тому множество: отношения арабов с евреями, турок с армянами, наконец, некоторые племена Океании и Западной Африки – каннибалы, у которых чужак однозначно не вызывает никаких эмоций, кроме пищевых.
Тем не менее подобные проявления межвидового антагонизма, хотя и достигают иногда уровня инстинкта, врожденными все же не являются. Это ни что иное, как соответствующий поведенческий стереотип, закрепленный соответствующим «воспитанием» в семье или в стаде, когда молодая особь пытается подражать поведению более взрослых и опытных.
Безусловно, подражание, тем более распространенное в стаде, чем выше интеллектуальный уровень стада и отдельных особей (в чем опять –таки первенствуеют приматы – ведь недаром появилось выражение «обезьянничание»!», требует значительно меньших умственных и физических усилий (ведь все возможные варианты действий уже испробованы другими, и, естественно, из всех вариантов выбран самый простой и наименее трудоемкий), чем выработка собственного варианта действий, иногда путем мучительных проб и многочисленных ошибок.
Самое интересное начинается, когда особь оказывается поставленной перед необходимостью самой вырабатывать поведенческий стереотип по отношению к «чужакам», оказавшись, иногда с самого раннего возраста, вне стада или к «чужакам», оказавшись, иногда с самого раннего возраста, вне стада или в «чужом» стаде. Уровень приспособляемости к новым условиям опять –таки определяется уровнем развития интеллекта данной особи – например, цыплята, высиженные уткой, вполне способны кинуться за своей приемной мамашей в воду и утонуть.
Еще более интересны примеры выращивания и воспитания, например, домашней кошкой бельчат, лисят и даже крысят – детенышей извечного кошачьего врага, к которым приемная мама – кошка относится с такой же любовью и нежностью, как и к собственным котятам – и это один из самых жестких и безжалостных хищников! Или собака с кошкой, живущие в одной семье, которые спят, нежно обнявшись, и даже мирно едят из одной миски, хотя собака, как известно, способна укусить даже собственного хозяина, неосторожно тронувшего ее во время еды.
Подобное явление нельзя вразумительно объяснить ничем другим, кроме проживания ВНЕ стада и необходимости выработки СОБСТВЕННОГО оптимального поведенческого стереотипа, наиболее полно отвечающего новым условиям обитания и необходимостью установления приемлемых взаимоотношений с новыми «соседями». Как видим, животным, стоящим неизмеримо ниже человека по уровню развития интеллекта, это успешно удается, чего не скажешь о человеке, считающем себя «венцом разума»…
История человечества знает великое множество печальных примеров того, во что вылились и какие формы приобрели извращенные межнациональные отношения – начиная от избиения младенцев царем Иродом до уничтожения шести миллионов евреев нацистами, а также многие десятки лет не прекращающейся резни в Северной Ирландии и на Балканах. Причем понятие «чужака» может распространяться и на «своих», например, по религиозному признаку (католики – протестанты, христиане – мусульмане) или же по идеологическим различиям (нацисты – коммунисты). Как яркий образчик подобного явления можно рассматривать известные процессы «врагов народа» в 30-ые гг., когда вся страна в один голос требовала смерти тех, кого «вожак стаи» объявлял чужаками – самый настоящий массовый психоз в самой отвратительной форме!
Не менее ярким впечатляющим образцом примитивного и некритического мышления являются обычаи кровной мести у некоторых народов. Само существование подобных обычаев до сих пор заставляет всерьез усомниться в том, всех ли представителей рода человеческого можно отнести к виду Хомо сапиенс, т.е «человек разумный»…
Так в чем же все-таки корни расизма, шовинизма и оголтелой национальной ненависти? Они – в отсутствии толерантности к другому, в тупом и упорном нежелании видеть в нем такого же человека с такими же чувствами, мыслями и желаниями только лишь из-за цвета его кожи, формы носа или из-за того, что он говорит на другом языке. И нет ничего удивительного в том, что люди, воспитанные на вековых застарелых догмах, предрассудках, которые с младенческого возраста вколачивали в их головы семьи, государство, школа, армия, церковь, люди, которые принимают безоговорочно эти предрассудки либо в силу внутреннего убеждения, т.е. уже развившегося и закрепившегося «условного рефлекса», либо не желая нарушать традиции, «законы стаи», чтобы самому не оказаться в положении «чужака», всаживают заряд картечи в живот другому человеку, отличающемуся от них самих иногда только принадлежностью к семье «кровного врага», или приколачивают его ржавыми гвоздями к кресту только за то, что высказанные им мысли и идеи отличаются от официально признанных религиозных догм. И спокойно спят после этого, нисколько не терзаясь угрызениями совести.
Единственная возможность разорвать заколдованный круг, преодолеть ложные стереотипы поведения – это всемерное поощрение развития духовности в каждом человеке, безусловный категорический отказ от теории «правоты большинства», глупость и несостоятельность которой доказана всем трагическим ходом человеческой истории. И вряд ли стоит надеяться, что этот процесс будет поддержан государственными или общественными формациями. История показывает, что их цели как раз прямо противоположны – превратить человека в послушный «винтик» любыми средствами: убеждением, принуждением или материальным поощрением. Причем даже общественные формации, создаваемые, казалось бы, с самыми благородными и возвышенными целями, в итоге скатываются в ту же бездну, из которой они стремились выбраться сами и вывести человечество.
Яркий пример тому – христианская церковь, сделавшая ставку на массовость и слепое подчинение официальным церковным догмам вместо развития духовности каждого отдельного человека, и в итоге вот уже 2000 лет, кощунственно прикрываясь именем Христа, творит и помогает творить убийства и беззакония. Достаточно вспомнить крестовые походы, организованные , по официальной версии, «в защиту гроба Господня», а на самом деле – для завоевания церковью новых земель и присвоения награбленных богатств. Вряд ли поддержал бы сам Христос обвинение в его смерти, возложенное церковью на всех поголовно, в том числе и на родившихся через 2000 лет после го распятия.
К аналогичному результату пришли и коммунисты, распевавшие на заре коммунистической эры «Весь мир насилья мы разрушим!» и в итоге действительно едва не разрушившие весь мир.
Каждый человек должен сам осознать необходимость развития в себе духовности, осознать приоритет общечеловеческих духовных ценностей над узконациональными и сугубо индивидуалистическими, решительно отказаться от бездумного и некритического подчинения групповым законам, обычаям или традициям, если они идут вразрез с общечеловеческими духовными ценностями – ведь человечество не волчья стая! Критерий для отличия истинных духовных ценностей от фальшивых исключительно прост – соответствие закону Любви, что записано еще в Святом Писании: «Не желай другому того, чего не пожелал бы для себя!» Все беды человечества от того, что человек разумный – Хомо сапиенс – покорно позволяет взять верх над собой своему животному началу, а не разуму, стремится взять больше, чем отдать, не осознавая того, что если КАЖДЫЙ будет стремиться дать другому больше, чем взял у него, ВСЕ станут немного богаче, чем были – и не только в смысле материальном, а, самое главное, в духовном.
Альтернативы этому пути нет – в противном случае человечество ожидает лишь физическая, и, самое страшное, духовная деградация, которая, в конце концов, способна привести человечество лишь к собственной гибели – медленной, путем постепенного вырождения до животного уровня, или быстрой – в ослепительной вспышке термоядерного пламени.
Архив журнала

Комментарии закрыты.