Вячеслав Иванов «О такой ли Эстонии мы мечтали?»

Сегодня, незадолго до празднования тридцатой годовщины восстановления государственного суверенитета Эстонской Республики, вопрос этот звучит все чаще. Справедливости ради следует сказать, что звучит он не только сейчас, но и всякий раз в преддверии очередной государственной даты; и чем она круглее, тем интенсивнее его повторяемость.
Eго рациональная составляющая остается равной нулю, независимо ни от округлости юбилея, ни от степени интенсивности, с которой эта тема обсуждается. По уровню смысловой нагрузки этот вопрос можно приравнять к афоризмам-парадоксам из серии «Должен ли джентльмен?». Должен ли джентльмен помочь даме выйти из вагона поезда, если она хочет в него войти? В какой руке джентльмен должен держать вилку, если в левой руке у него – котлета? И так далее…
Каждому – по своей Эстонии
В недавнем интервью изданию Maaleht крестный отец Народного Фронта Эстонии и один из лидеров Поющей революции, первый премьер-министр вновь обретшей независимость Эстонской Республики Эдгар Сависаар с горечью констатировал, что «сегодняшняя Эстония – не та, о которой он мечтал».
Хочется добавить: и слава Богу! Потому что тогда, в конце 1980-х – начале 1990-х, у каждого жителя страны была СВОЯ Эстония, о которой он мечтал. Своя у железного Эдгара. Своя у Арнольда Рюйтеля и у Арнольда Мери. Своя у Марта Лаара и у Марта Хельме. Своя у академика Энделя Липпмаа и у шахтера Энделя Паапа; у хуторянина с Сааремаа и у рабочего с завода «Двигатель»…
Всего таких Эстоний было около миллиона, если считать только взрослое население (о чем мечтают дети – разговор особый). Представить страшно, в каких взаимоотношениях находились бы они между собой и с внешним миром, если бы полностью реализовались фантазии каждого отдельного мечтателя…
Та Эстония, не та Эстония…
Есть единственная Эстония – ВОТ ЭТА. Здесь и сейчас. Эстония настоящая – как указание и на временнóй отрезок, и на реально существующую данность, которую можно потрогать – в отличие от эфемерной мечты. Та Эстония, в которой мы живем, трудимся, растим детей, обихаживаем стариков.
В которой все равны, но некоторые равнее. В которой, вопреки чьим-то мечтам, четверть населения – русскоговорящие и, соответственно, до сих пор сохранилось образование на русском языке. При этом его наиболее активные защитники состоят на учете в КаПо. В которой бывшего премьер-министра демократично судят за коррупцию, а нынешние слуги народа заказывают выпивку и закуску в машину или угощают друзей в ресторане; то и другое – за счет государства, то есть рядовых налогоплательщиков…
Вот об ЭТОЙ Эстонии и следует беспокоиться – всё ли в ней так, как нужно, а не как кому-то мерещилось. Мечты – дело тихое, внутреннее. Тогда как существуют вполне конкретные, объективные критерии, по которым оценивается степень соответствия условий жизни в государстве современным нормам.
Например, в рейтинговых таблицах ООН есть такая графа: «Индекс человеческого развития». В ней отражаются средние доходы, продолжительность жизни, уровень образования. Здесь Эстония за 2019 год на 12-м месте. Литва на 25-м, Латвия на 28-м.
Значит ли это, что Эстония достигла идеала? Конечно, нет. В августе 1991-го сбылась главная мечта эстонского народа – его страна стала по-настоящему свободной, процветающей, равной среди суверенных государств мира. Другое дело, насколько разумно мы распоряжаемся своей свободой, своими суверенными правами.
Думается, что даже самые непримиримые сторонники жесткой линии в отношениях с Россией вряд ли довольны нынешним состоянием отношений с Восточным соседом. О таком ли, близком к точке замерзания, добрососедстве мечтали они тридцать лет назад? Если да, то лучше вообще забыть ТЕ мечты.
Или возьмем те самые 0,3 процента ВВП, которые Эстония платит в бюджет НАТО сверх положенных двух процентов. Я точно знаю, что этим нескольким сотням миллионов евро можно найти лучшее применение внутри страны. Дожить до этого – моя главная мечта.
https://rus.postimees.ee/7301052/o-takoy-li-estonii-my-mechtali-vopros-ne-imeyushchiy-smysla

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.