Трагедии на море во время 1-ой мировой войны

Гибель «милосердных кораблей»

Трагедия многих госпитальных судов, атакованных в море, состояла в нежелании противника видеть эти специальные опознавательные знаки.
В период Первой мировой войны в ведении Морского ведомства (на 01.01.1916 г.) находилось 139 судовых лазаретов (на 1378 коек) и 3 госпитальных судна (на 520 коек).
В течение 1916 г. число госпитальных судов было увеличено. На всех флотах насчитывалось 9 госпитальных судов с общим количеством коек 1260.
В начале Первой мировой войны перевозку раненых в госпитали Одессы и Севастополя с территории турецкого Лазистана выполняло госпитальное судно «Португалия» («Портюгаль», «Португаль»).
Товаро-пассажирский пароход «Портюгаль» был построен на верфи французского порта Ла-Сьота и спущен на воду 25.07.1886 г. Судно имело 140,2 м в длину и 14 м в ширину. До 1914 г. пароход совершал рейсы между Марселем и Одессой.
С началом Первой мировой войны, воевавшие на стороне Германии турки перекрыли Босфор, и «Портюгаль» со всей своей французской командой и капитаном Леоном Дюва (Дива) остались в Черном море. 29.10.1914 г., находясь в порту Одессы, «Портюгаль» подверглась бомбардировке турецкими военными судами. В результате атаки погибли два члена экипажа, а корабль получил пять пробоин. После этого инцидента французские власти реквизировали судно и передали его в распоряжение Российской империи.
Решением морского министерства России на корабле был создан плавучий госпиталь Красного Креста, были оборудованы палаты, рассчитанные на 500 человек, перевязочные, операционные. Судно получило статус «госпитального». В свой первый рейс оно вышло 27 (14) февраля 1916 г. Всего ГС «Портюгаль» совершило пять рейсов, во время которых оно забирало раненых с Севера Турции из городов Арташена, порта Ризе, Фахтии, Тирибона, Офы. За один рейс ГС могло перевезти до 1000 человек.
Экипаж судна «Портюгаль» («Португаль», «Португалия», «Транспорт № 51») состоял из 141 моряка, русских и французов [1, 2].
Журнал «Нива», 1916 г.
Госпитальное судно «Портюгаль» в свой последний рейс вышло из Батума в Оф для «принятия сосредоточенных там с позиций около 200 раненых».
Около турецкого порта Ризе 30.03.1916 г. ГС «Португалия» было атаковано и потоплено немецкой подводной лодкой U-33. Командир лодки U-33 капитан-лейтенант Конрад Ганссер, видя перед собой госпитальное судно с эмблемами Красного Креста, тем не менее, вышел в атаку. Одна из выпущенных торпед прошла мимо. Вторая, попав в машинное отделение, разорвала судно пополам. «Португалия» затонула за несколько минут.

Спасением людей с тонущего судна руководил начальник десантной базы порта Ризе старший лейтенант Михаил Михайлович Домерщиков . Оказавшись рядом с терпящим бедствие кораблем на тральщике, он успел вовремя спустить аварийные плотики, самоотверженно и правильно руководил спасением команды и медицинских работников. За спасение людей он был награжден золотым Георгиевским оружием, саблей с надписью «За храбрость» и знаком Красного Креста за спасение погибавших на море.
Михаил Михайлович Домерщиков (1882-1942) – офицер Российского Императорского Флота, участник Цусимского сражения. В 1915 г. незаслуженно разжалован в матросы, отправлен на фронт Первой мировой войны, служил в Конном подрывном отряде Кавказской Туземной конной дивизии, награждён полным бантом солдатского Георгиевского Креста, восстановлен в офицерском чине с повышением звания. После Октябрьской революции служил в Морском Генеральном Штабе, заместителем начальника Морского транспорта Народного комиссариата путей сообщения, командиром парохода «Рошаль», консультантом и переводчиком в ЭПРОНе. Умер Михаил Михайлович Домерщиков 14 марта 1942 г. в Ленинграде во время блокады, от голода.
В спасении людей участвовали и оказавшиеся поблизости русские эскадренные миноносцы «Жаркий» и «Сметливый» [1, 2, 6, 7, 8]
На открытке, отпечатанной в одесской типографии «Вестника виноделия», был изображен плавучий госпиталь «Португалъ». Типографский текст сообщал: «Госпитальное судно Российского Общества Красного Креста, предательски потопленное вражеской подводной лодкой 17 марта 1916 года в Черном море вблизи турецкого города Офа. Жертвами этого злодейского поступка оказались 105 человек, из них тринадцать сестер милосердия, 24 человека медицинского персонала, 50 человек команды русских и 18 человек французской команды. Из всего состава 273 человека спаслось 168» [7, 8].
В апрельском номере (1931 г.) «Морского Журнала» отмечена статья кап. 2 ранга Лукина «У Батумских берегов», напечатанная в номере от 27 марта газеты «Последние Новости» и сказано, что «Португаль», как выясняется из статьи, «была потоплена немецкой подводной лодкой вполне обоснованно».
Ввиду того, что всё изложенное в этой статье о потоплении госпитального судна «Португаль» не верно, я, как бывший начальник Батумского отряда судов Черноморского флота, к коему было причислено и госпитальное судно «Португаль», для выяснения истины в этом принципиальном вопросе, прошу поместить нижеприводимую статью. Я прошу об этом потому, что, по моему мнению, принципиальный вопрос: обосновано или не обосновано было потопление противником нашего госпитального судна, не может быть разрешён на страницах русского морского журнала только несколькими словами; это должно быть сделано обстоятельным и исчерпывающим образом.
Версия: «Португаль» был потоплен неприятельской подводной лодкой потому, что он буксировал к нашим передовым позициям баржу, нагруженную орудиями», есть грубая ложь. Эта ложь была пущена нашим противником, чтобы как-нибудь оправдать потопление госпитального судна, и упорно и настойчиво им распространялась. Русский морской офицер повторил эту ложную версию неприятеля (очевидцем событий он сам не был) на столбцах русской газеты и тем самым как бы покрыл её русским флагом. Вот почему это необходимо опровергнуть и именно на страницах русского морского журнала.
В действительности дело произошло так.
1) Госпитальное судно «Португаль» плавало под французским флагом, с французской командой, было причислено к Батумскому отряду судов Черноморского флота и подчинялось начальнику сего отряда судов (в морском отношении). Оно было потоплено неприятельской подводной лодкой в марте 1916 г. у берегов Лазистана, несколько к западу от меридиана г. Ризе, утром, в тихую и ясную погоду. Командовал в это время Батумским отрядом судов не Д.В. Ден, как говорит автор статьи «У Батумских берегов», а я, М.М. Римский-Корсаков, заменив Д.В. Дена в должности начальника отряда судов в июле 1915 г.
2) Госпитальное судно «Португаль» состояло при Батумском отряде судов для эвакуации раненых с Приморского фронта в Батум. Приморский отряд Кавказской армии, оперировавший вдоль берегов, базировался на Батум, но сухопутного сообщения с Батумом не имел и его связь с базой поддерживалась исключительно по морю – коммуникационная линия шла в Батум вдоль побережья. По этой коммуникационной линии подвозилось для Приморского фронта всё боевое снабжение, снаряжение, продовольствие и пополнение людьми. Обслуживалась эта линия транспортами Батумского отряда. По этой же коммуникационной линии производилась и эвакуация раненых с фронта госпитальным судном «Португаль».
Для этого, в зависимости от расположения наших перевязочных пунктов, «Португаль» подходил к берегу открытого моря (ни портов, ни сколько-нибудь укрытых рейдов на этом побережьи нет) и принимал раненых с берега. Таким образом «Португаль» совершил благополучно несколько рейсов и доставил в Батум в общей сложности, вероятно, несколько сот наших раненых.
Перевозка раненых с берега на госпитальное судно производилась судовыми шлюпками «Португаля», происходила очень медленно и была мучительна для раненых, т.к. судовые шлюпки были совершенно неприспособлены для такой специальной цели и вообще были неудобны для приставания к мелководному берегу открытого моря. Поэтому было решено придать «Португалю» два десантных бота специально для перевозки раненых с берега на судно, т.к. боты эти были приспособлены для приставания к мелководному берегу открытого моря.
Помню, что распоряжение об этом последовало из Севастополя в ответ на мою просьбу прислать для «Португаля» паровой катер. (Комментарии М.М. Римского-Корсакова).
Боты эти были довольно громоздкие и «Португаль» не мог их поднять к себе на палубу судовыми стрелами и кранами, а потому, уходя из Батума в свой роковой последний рейс, пользуясь благоприятной погодой, взял их на буксир. Вот это и было то, что по ложной версии называется «баржа с орудиями». Затем эта версия даёт совершенно фантастический рассказ о последующих событиях, который можно назвать так: «о достойном поведении подводной лодки и о недостойном поведении госпитального судна».
Ложная версия гласит: заметив «Португаль», подводная лодка всплывает, открывается горловина, вылезает командир лодки и долго, внимательно осматривает в бинокль «Португаль» и буксируемую им баржу. «Несомненно поняв, что именно буксирует госпитальное судно», командир лодки пошёл на сближение, – «вероятно, желал приказать «Португалю» обрубить буксир, чтобы затем без малейшего риска для госпитального судна взорвать баржу» на которой находились, конечно, не одни только орудия, прикрытые брезентами, но и снаряды к ним… Но этого не выдержал какой-то военный доктор!, на «Португале» и стал стрелять из своего револьвера в подводную лодку. В ответ на это лодка погрузилась и выпустила в «Португаль» мину. «Через пять минут «Португаль» и баржа взлетели на воздух».
Таким образом, эта ложная версия определённо устанавливает, что подводная лодка выпустила в «Португаль» мину в ответ на огонь, открытый по лодке с «Португаль» из докторского револьвера…
С какого же расстояния доктор с «Португаля» стрелял из револьвера в подводную лодку? И с какого же расстояния в ответ на это лодка выпустила мину в «Португаль»? Мина Уайтхеда противопоставляется револьверной пуле… (Комментарии М.М. Римского-Корсакова).
Чтобы придать хоть некоторую долю правдоподобности всей этой фантастической истории, ложной версии пришлось возвести небылицу на мертвого, на покойного генерала Ляхова… Это он, генерал Ляхов, «приказал «Португалю» взять на буксир баржу с орудиями. Местное морское командование запротестовало», «но генерал… настоял на своём». Всё это совершенно неверно от начала до конца. Всё это такая фантастическая и нелепая выдумка (придуманная, повторяю, нашими противниками), что об этом не стоило бы и говорить, если бы её не повторила русская газета.
В действительности подводная лодка, обнаружив «Португаль» с «баржей», не всплывала (до выпуска мины); с «Португаля» подводной лодки не видали, как не видали и перископа, хотя, конечно, внимательно следили за поверхностью моря; с «Португаля» увидали только след быстро приближавшейся мины Уайтхеда (погода была тихая и море было гладкое), когда увернуться от неё было уже невозможно. Очевидно, мина была выпущена с порядочной дистанции и по верному прицелу.
Категорически заявляю:
1) «Португаль» буксировал боты для перевозки раненых с берега на судно, а не «баржу» с орудиями.
2) Никаких орудий, снарядов или какого либо военного снаряжения – военной контрабанды – ни на ботах, ни на самом «Португале» не было.
3) Я никогда не получал от генерала Ляхова приказания использовать «Португаль» для перевозки военной контрабанды. (Генерал Ляхов вообще никогда не вмешивался в мои распоряжения по командованию отрядом судов).
Да и не было никакого смысла отправлять военное снаряжение и снабжение для Приморского фронта на госпитальном судне, ибо работа эта превосходно выполнялась многочисленными транспортами Батумского отряда судов, специально для того и состоявших в отряде. За всё время существования этого отряда (почти 1,5 года) ни один транспорт отряда не был не только потоплен неприятельской подводной лодкой на коммуникационной линии Приморского фронта (у побережья Лазистана), но даже ни один не был атакован неприятельской подводной лодкой. Ни один!
Объясняю это следующими причинами:
1) Удовлетворительная охрана коммуникационной линии военными судами отряда.
2) Соблюдение некоторых предосторожностей при плавании транспортов.
3) Прекрасная работа личного состава транспортов.
4) Сравнительно редкое появление неприятельских подводных лодок в этом районе Черного моря.
Пользуюсь настоящим случаем, чтобы отметить превосходную работу личного состава транспортов и воздать ему за неё должное. Это были мобилизованные моряки нашего торгового флота – они работали превосходно.
За всё время существования Батумского отряда судов (около 1,5 лет) у берегов Лазистана было потоплено неприятельскими подводными лодками два судна: 1) госпитальное судно «Португаль» (март 1916 г.) и 2) госпитальное судно «Впередъ» (апрель 1916 г.) , заменившее «Португаль» после его потопления и вскоре разделившее его участь.
Батумский отряд судов был расформирован в апреле 1916 г. и затем была создана иная организация морского командования в восточной части Черного моря. (Комментарии М.М. Римского-Корсакова).
«Наиболее вероятно, что М.М. Римский-Косаков неточно указал месяц гибели ГС «Вперед». Все данные: дата гибели контр-адмирала в отставке Вильгельмса Альфреда Карловича (19.12.1854-25.06.1916) и телеграмма Главноуполномоченного РОКК при Кавказской армии камергера Голубева Л.В. в адрес Главного управления Красного Креста («25 июня в 9 час 35 мин…») говорят о 25 июня 1916 г.»
Вот в том то и дело, что неприятель потопил подводными лодками на коммуникационной линии Приморского фронта только госпитальные суда и ни одного транспорта, полтора года обслуживавших эту коммуникационную линию.
Если бы неприятель потопил подводными лодками хотя бы один транспорт Батумского отряда, он имел бы некоторое моральное основание заподозрить нас, что мы пользуемся госпитальным судном для перевозки военной контрабанды. Но он не потопил ни одного транспорта отряда и потому высказывать такое подозрение противник не имеет никаких оснований.
На обвинение, что «Португаль» перевозил военную контрабанду, отвечаю: какой же смысл был отправлять военное снаряжение и снабжение Приморского фронта на госпитальном судне, когда гораздо вернее, надежнее и безопаснее было делать это на транспортах отряда, ибо ни один транспорт потоплен не был?
Б. начальник Батумского отряда судов Черноморского Флота контр-адмирал М. Римский-Корсаков.
«Морской Журнал». Ежемесячник. Издание Кают-компании в Праге. №42(3) июнь 1931, стр. 7-10.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.