Владимир Коваленко Дрова

Поправив печку, Степан Иваныч решил заодно пополнить запас дров на зиму. И, как истинный служака, заодно использовать это мероприятие в целях воспитания нарушителей воинской дисциплины, отбывавших наказание на гарнизонной «губе». Договорившись с местным лесничеством, он привез целый «КАМАЗ» самых кривых, твердых и суковатых деревьев и пней, оставшихся после профилактической очистки окрестных лесов, и свалил их перед сараем во дворе. А затем пригнал с «губы» человек десять матросов во главе с мичманом и строго – настрого приказал к семнадцати ноль – ноль все эти деревья и пни распилить, поколоть и аккуратно сложить в сарай – задача, с которой вдвое большее количество опытных лесорубов с бензопилами могло бы справиться недели за две… Но ничего не поделаешь – согласно строгим воинским уставам, «приказ начальника – закон для подчиненного». А тем более – приказ коменданта для «сидельцев» с «губы»…Деваться некуда, и матросики, поплевав на руки, принялись ворочать неподъемные бревна и пни, пилить и колоть. А обрадованный мичман, воспользовавшись тем, что комендант укатил по своим многотрудным делам, рванул к знакомым девкам – связисткам в общагу, оставив за себя какого – то старшину из числа сидельцев.
Кому именно из находчивых матросов пришла в голову эта гениальная идея, видимо, так и останется тайной, скрытой в темных веках истории Синеморска, но все они, как один, приняли ее с величайшим энтузиазмом, так как появился реальный шанс выполнить заведомо невыполнимый приказ коменданта в назначенный им же совершенно нереальный срок. Матросики, вооружившись топорами, быстро и аккуратно отбили доски со стенки сарая, по – быстрому заволокли туда все криво – горбатые стволы и пни, затем столь же аккуратно приколотили доски на место, а дверной проем аккуратно заложили уже напиленными и расколотыми поленьями из парочки наименее кривых и сучковатых бревен. Осталось даже время спокойно посидеть и перекурить.
Явившийся минут за пятнадцать до семнадцати ноль – ноль мичман удивился было, увидев совершенно пустой двор и белевшую аккуратным рядом наколотых поленьев открытую дверь сарая, но затем вполне здраво рассудил, что для советского матроса, как это утверждали чуть не каждый день на политзанятиях замполиты, невыполнимых задач не существует в принципе, и даже в сугубо мирной обстановке всегда есть место подвигу. На приехавшего ровно в семнадцать ноль – ноль коменданта вышеописанная картина также произвела впечатление. Изобразив на лице подобие кривой ухмылки, что долженствовало означать наивысшую степень одобрения, он объявил выстроившимся матросам благодарность за отличную работу, чего с ним, можно сказать, вообще никогда не случалось.
«Вот видите, можете, когда захотите !» – напутствовал он матросов, отпуская их. И позвонил начальнику гауптвахты, приказав всех отличившихся досрочно выпустить.
Можно себе представить состояние Степан Иваныча и его реакцию, когда в разгар зимы он добрался до беспорядочно сваленных в сарае деревянных монстров.. .Однако догадаться, как эти чудовища попали в сарай через узенькую дверь, Степан Иваныч так и не смог, несмотря на присущий ему и всем вообще гарнизонным комендантам необычайно высокий уровень интеллекта…
Архив

Комментарии закрыты.