Наталья Корнилова Из осени в зиму

Костик стоял, упершись лбом в витрину. Там, с наружной стороны, из мрачного серого неба на такие же мрачные серые уличные плиты валом валил белый пушистый снег. За Костиком в предбаннике супермаркета стояли такие же, как и он, опешившие от неожиданности люди, не спешившие выскакивать из магазина под снегопад.. «Из осени в зиму,» – повторяла какая-то старушка прямо над головой Костика.
А он, глядя на принесенную в снежном танце ветром и приклеившуюся на стекло снежинку, тихо улыбался: «Снег выпал вовремя и спас всех! Спас затюканную директрисой их любимую Маргариту Ивановну, спас их разнесчастный шестой «Б»!» Теперь до следующей осени можно было спокойно жить и учиться, без стрессов, без нагоняев и выволочек. А ведь еще сегодня, когда они, шестиклашки, в очередной раз вышли на свою территорию грести листья, проблему, казалось, было не разрешить (им, как назло, достался участок с деревьями, остальным стадион, дорожки вокруг да около, кустарники вокруг школы, поэтому выходили они сюда несколько раз, а листьев от этого меньше не становилось!). По всем показателям они плелись в конце, Маргариту прибегала ругать заучиха, заучиху на ковер вызывала директриса. Маргарита организовывала очередную вылазку после уроков и вместо своих уроков в их классе, а листья, яркие, красивые осенние листья, не убывали.
Костику было жалко Маргариту. Иногда ему казалось, что она – это его мама. Даже на уроке однажды он ее мамой назвал. Его мама давно умерла, Костик даже не помнил, когда, потому что был тогда совсем маленьким. Он помнил только ее голос, каким она читала ему книжки перед сном и ее руки, которыми она гладила Костика по голове, когда он болел, самые красивые руки на свете!
Жил Костик с папой. Папа был все время занят, много работал. За Костиком присматривала бабушка, чтобы он был сыт, аккуратно одет, вовремя вставал и вовремя ложился спать. Она приходила рано утром и уходила, когда Костик уже засыпал. Жила бабушка отдельно в доме по соседству, поэтому ей было нетрудно ходить туда – сюда.
По выходным, когда папа был не занят, они ходили в цирк или на спектакли, иногда на каток. Папа когда –то играл в детской хоккейной команде, поэтому превосходно катался на коньках и Костика тому же учил. Когда погода была плохая, они оба «резались» на компьютере в «спарку», это было здорово! Время пролетало быстро, они не успевали наиграться всласть, как тут же приходила бабушка и звала обедать, Она хорошо готовила, поэтому отказаться от соблазна Костик не мог. Вообще – то он был тостоват, но не тюфяк, на физкультуре был одним из самых – самых, а пирожки и пельмени любил, поэтому мчался к столу по первому бабушкиному зову.
Иногда он заходил к Маргарите в класс просто так. «пообщаться», но «пообщаться» обычно не удавалось. Весь ее стол всегда был завален какими-то бумагами, и она сидела над ними долго – долго, даже из школы уходила последней. Она всегда отшучивалась на его вопрос о ее постоянной занятости: «Надо, Костик, надо!» – и снова принималась за работу. Тогда он что-то переставлял, стараясь не шуметь, поливал, протирал, а потом тихо уходил, потому что знал, что надоедать нельзя, да и бабушка дома ждет, ему не хотелось, чтобы она зря волновалась.
Сегодня, когда все уже разощлись, он заметил, что тушь у Маргариты после ее возвращения от директрисы растеклась. «Плакала,»- подумал растерянно он, но сделать ничего не мог, как бороться с осенью, он не знал. Так и ушел домой, ничего ей не сказав.
А тут бабушка послала за хлебом, он и побежал, бросив рюкзак в угол, чтобы поскорее, не переодеваясь, выполнить ее поручение. Пока стоял в очереди у кассы, пока расплачивался, пока шел до выхода, все время пялился на большие часы, которые показывали время и дату. «24-е октября», – стояло там крупнющими цифрами. «До праздников еще далеко,» – с тоской подумалось ему, и события сегодняшнего дня снова замелькали у него перед глазами.
В предбаннике уже толпились люди, не торопясь выходить наружу. «Что случилось?» – спросил он кого –то. «Снег!» – услышал он в ответ.
Протиснувшись к самому стеклу, он в изумлении прислонился к нему. Там, с наружной стороны, из мрачного серого неба на такие же мрачные серые уличные плиты валом валил белый пушистый снег. За Костиком в предбаннике супермаркета стояли такие же, как и он, опешившие от неожиданности люди, не спешившие выскакивать из магазина под снегопад.. «Из осени в зиму,» – повторяла какая-то старушка прямо над головой Костика.

Комментарии закрыты.