Наталья Корнилова Лаяускене Замок из легенд

Автор печатается также на
www.proza.ru
www.stihi.ru

Часть 2 Отрывок
Фогту подвели его любимого коня. Тот преданно смотрел на хозяина своими огромными добрыми глазами. Ещё бы не быть такой дружбе, ведь фогт вырастил его практически сам с той поры, когда тот ещё хилым жеребёнком был!
На отцовские конюшни Иоганн и его брат Ханс поглядывали оба, но Ханса интересовали больше дела хозяйственные, а Иоганна обучали верховой езде, и лучшего всадника среди будущих рыцарейне было!
Таково было желание семьи: он, старший сын Иоганн, будет служить рыцарскому делу, а младший Ханс, хромой от рождения, будет ведать делами семейными, потому что кто-то же должен когда-нибудь прийти на смену отцу, знать толк в виноградниках, заниматься разведением лошадей, достраивать семейный замок. Так оба брата с детских лет знали свою стезю.А когда будущий рыцарь уже почти совсем вырос и разбирался и в оружии, и в ведении боя, и в латыни, и в истории, и в картографии, да и в математике тоже преуспел, случилось нечто необычное.
Породистая кобылица Аврора родила в своём стойле прямо у него на глазах крохотного жеребёнка. Мать и отец сказали тогда, что это знак свыше, и что коня
этого он должен теперь сам для себя вырастить и воспитать.
С тех пор кроме ежедневных уроков верховой езды у него на конюшне появилась ещё одна забота — его «крестник» Штернхен. Поначалу тот был очень слаб, чаще лежал, чем стоял на своих тоненьких ножках, а потом стал крепнуть не по дням, а по часам, и уже к шести месяцам превратился в ладного молодого коника.
Тогда в конюшню снова пришли родители Иоганна, и, оценив молодого крепыша, сказали, что пора его отделить от матери, пусть, мол, играет со сверстниками.
Теперь Иоганн стал малышу Штернхену мамой.Жеребёнок узнавал его издали, приветливо встряхивал гривой и пытался боднуть юного хозяина своей красивой головой, а мягкими губами тянулся к карману его одежды, зная, что там лежит заранее припасённый для него хлебушек. Иоганн,растроганный такой привязанностью малыша к себе, даже стихи написал:

Мягкими губами
Хлеб берёшь с ладони,
Добрыми глазами
Смотришь мне в глаза.
Вырастешь ты сильным,
Мой чудесный коник,
За победой нашей
В бой помчишь меня…

И они, Штернхен и Иоганн, стали совсем неразлучны. Иоганну поначалу помогал наставлениями старый Иосиф, а затем он уже сам принялся дрессировать
жеребёнка. Тот привык к голосу Иоганна, знал и понимал команды, правда, не всегда выполнял их,артачился, вдруг заупрямившись, перескакивал изгородь и убегал на широкие просторы к менее загруженным дрессировками молодым лошадям.
Но постепенно они вместе разучили все виды аллюра, хождение с амуницией, потому что рыцарская лошадь должна была быть сильной и выносливой!
Тяжёлая кавалерия — это не игрушки! До 40 кг весили доспехи рыцаря на турнире, а боевые, чтобы облегчить задачу и рыцарю, и его коню, до 18 кг!
Иоганн, который, как настоящий будущий воин, интересовался военным делом, знал, что пехоту давно вытеснили рыцари. А если и пехота, нынешние кирасиры, и рыцари, объединяли усилия, то никакой враг был им не страшен!
Иоганн помнил свой первый рыцарский турнир, который организовали отец и его соседи. Надо же было на грядущую рыцарскую смену посмотреть!
И сам Иоганн, и его конь очень волновались.Для них это была первая проба сил! На жеребьёвке Иоганну достался более опытный противник, он да и конь его, из не холощёных жеребцов, чтоб злее и агрессивнее был, представляли серьёзную опасность для начинающего рыцаря. Поговаривали, что ради победы на турнире его соперник был готов на любую подлость, что, мол, как-то перед очередным турниром тот лично коню противника выколол глаза. Напуганный такими россказнями Иоганн дневал и ночевал в конюшне, оберегая своего любимца.
…После гонга, означавшего начало поединка, Иоганн вдруг мгновенно разозлился на себя самого, на свой неизвестно откуда взявшийся страх, на весь белый свет, жёстко воткнул шпоры в коня, и с криком «С нами Бог!» помчался на врага. Еле различая из- за собственной ярости силуэт противника, он со всей силы нанёс удар копьём и проскакал вперёд. А зрители уже взревели своё одобряющее «Ура!» Это
была их первая со Штернхеном общая победа!
Отец, радуясь за сына, сказал ему тогда:
— Пусть твой конь станет настоящим «dextrum brachium», и ты всегда сможешь на него положиться! Конь — правая рука! Об этом юноша мог только мечтать!
(Книга “По следам Ордена”)

Комментарии закрыты.