Вячеслав Иванов: как я учил эстонский язык

EST

Жить в Эстонии и не знать эстонского — нонсенс, это понимают все. Но беда пытающихся овладеть госязыком состоит в том, что, как правило, на языковых курсах, которые они подолгу и без особого результата посещают, отсутствует атмосфера равенства, столь необходимая для успешного изучения языка, полагает собкор петербургского журнала «Эксперт Северо-Запад» в Эстонии Вячеслав Иванов.

Фраза «Надо учить эстонский!» преследует меня с самого момента моего переезда из родной Сибири в Эстонию. Справедливость этого утверждения никогда не вызывала у меня сомнений: надо — кто же спорит! Но почему-то всегда находились объективные причины, по которым изучение откладывалось на неопределенный срок. Поначалу мы жили в Нарве, где тогда, как, впрочем, и сегодня, эстонского населения не то пять, не то семь процентов, так что, вроде, эстонский язык и без надобности.

После переезда нашей семьи в Таллинн вопрос приобрел некоторые признаки остроты, не слишком, впрочем, явные. Как-то все само собой утрясалось. Несколько раз, впрочем, совесть «доставала», и тогда я приступал к изучению эстонского языка. И самоуком, и на специализированных курсах, под присмотром профессионалов. Но ожидаемых результатов это не приносило даже во втором варианте. Хотя, вроде бы, все необходимые компоненты были в наличии: и желание, и квалифицированные преподаватели, и проверенная методика. Но что-то мешало, какой-то ощущался дискомфорт.

Беда в том, что отношения на таких курсах, как правило, строятся по принципу «Учитель — ученики» (именно так: первое слово с большой буквы, второе — с маленькой). Первый назидательно вещает, вторые с трепетом внемлют. Но, честно говоря, мне даже в школе, а позднее и в университете, не нравилось чувствовать себя ущербным по отношению к преподавателю.

Хотя умом понимаешь, что он выше тебя по уровню знаний, но при лишнем подчеркивании этого обстоятельства как-то не ощущается прилива бод­рости и пропадает стимул этими знаниями овладевать. А с возрастом роль школяра-переростка и вовсе утрачивает свою прелесть.

Вот когда — и если! — твой наставник умеет создать атмосферу равенства (не панибратства, а именно равенства, пусть не по степени владения предметом, но на человеческом уровне обязательно), вот тогда наступает «момент истины» и знания усваиваются словно бы сами собой. Но так везет далеко не всегда. Хотя иногда везение все-таки приходит.

В прошлом году Министерство образования и науки при содействии одного из языковых центров Таллинна организовало для преподавателей воскресных школ бесплатные курсы эстонского языка. Поскольку я выступал в таких школах, менеджер проекта Роман Лягу предложил мне присоединиться к формируемой группе. Каюсь, согласился я не без некоторых сомнений. Конечно же, решающую роль сыг­рало слово «бесплатно», чего уж тут кокетничать. Правда, память об известной пословице про сыр в мышеловке вызывала некоторое беспокойство, но утешало другое соображение: а что, собственно, я теряю? Мне же не лежалый товар «втюхивают»!

Первые же занятия развеяли все мои сомнения. Преподаватель Наташа (к сожалению, не помню ее фамилию, но это и не так важно) оказалась именно тем самым наставником, о котором мечтает всякий ученик. В нашей группе подобрались люди самого разного возраста — от студентов до пенсионеров, и самых разных профессий — от водителя автобуса и продавца небольшого магазина до преподавателей вузов и школ.

И «наша Наташа», как мы, не сговариваясь, стали ее называть между собой, сумела создать такую атмосферу, в которой мы все были по-настоящему равны, а она — «первая среди равных» (такой слоган использует в своей рекламе известная российская детективщица Татьяна Устинова, но, на мой взгляд, к «нашей Наташе» он подходит гораздо больше). В какой-то момент я заметил, что с нетерпением жду очередного занятия.

Кто сказал, что только дети лучше усваивают дидактический материал, если занятия построены в форме игры? К взрослым это утверждение также относится в полной мере. Именно в игровом формате строит урок «наша Наташа». И даже самое зубодробительное — грамматические формы, разные там суффиксы-префиксы и «прочие падежи» — подается в юмористическом ключе.

Например, знаете ли вы, что такое «нудное спряжение»? А это такое спряжение, в котором глагол имеет окончание -nud. Скажем, olnud, teinud и так далее. Вроде бы, пустячок. А запоминается по счету «раз»!

Впрочем, пересказывать все, что (а главное — как) происходило на занятиях под руководством «нашей Наташи», смысла не имеет. Это все равно, что пытаться «напеть» услышанный концерт знаменитого пианиста. Жаль только, что везение пришло поздновато. Вот если бы такой наставник попался мне в самом начале! Может быть, кому-то из читающих эти строки повезет больше.

https://rus.postimees.ee/2580540/vyacheslav-ivanov-kak-ya-uchil-estonskiy-yazyk

Комментарии закрыты.