Презентация новой книги клайпедского писателя Натальи Корниловой

25 ноября в Клайпеде в Доме Даха cостоялась презентация новой книги клайпедского писателя Натальи Корниловой «Русь. Игра длиною в вечность. Ливонская война» (изд-во Саулюса Йокужиса). Книга является продолжением уже известного читателю сборника « По следам Ордена».
Автор прослеживает параллели в событиях XVI и XX – XXI веков, считая, что от добрососедства и взаимопонимания между народами зависит ситуация войны и мира. Кровавая история прошлого снова повторяется. И к чему приведет дальнейшее развитие событий – никто не знает…
На странице автора www.proza.ru – Наталья Корнилова Лаяускене – отрывки из новой книги. Приобрести книгу можно в Клайпеде в магазине «Retro knygos» ( ул Тилту, 19), тел. (8-678) 21357.

Отрывок

…И снова топтал Царь у себя в палатах сафьяновым сапожком карты затянувшейся войны.
Царь Иван многого и многих не досчитывался ныне. Стольких врагов нажил! Стольких друзей и единомышленников потерял! За столько городов повоевать пришлось!
Ещё свежи были в памяти царёвой стены высокие новгородские, куда он сам через Тверь, Клин, Торжок рать привёл, потому как заговорщиков -опричников собралось там видимо- невидимо. И ворвалось туда войско, и всех подряд воинов княжьих, что права свои новгородские издавна устоявшиеся, на новгородском вече отвоёвывали, не хотели под Москву ложиться, не хотели дань сильному платить, свои новгородские деньги в
Москву везти. А вместе с воинами и всех остальных, кто под руку попался, стариков ли, баб ли, детей малых… Написал потом царский летописец, что до 10 000 под лёд реки Волхов скинули, и обагрился снег белый, и стены белокаменные кремля новгородского красным цветом. Считал тот дьяк-летописец, что история города на реке прорицателей-волхвов вся кровью была писана, и о всех бывших и грядущих бедах те же волхвы давно уже миру поведали, но мир не верил тому, каждый раз наступая на свои незажившие раны…
А после новгородского урока направилось войско царёво во Псков. И ждали уже все лишь приказа Иванова повторить учение неучам.
Но смилостивился Иван, казнил зачинщиков для острастки, остальных помиловал. Псковичи же, зная о горестях новгородцев, гордые и духом сильные, подали ему во время трапезы мясо сырое со словами следующими:
– Ты же только сырым мясом питаешься!
Разгневался Иван, встал из-за стола, велел седлать коня, а затем приказал снять колокола с псковской обители. И пошли уже приспешники выполнять царёв приказ, как вдруг конь под Иваном прогнулся, споткнулся, чего никогда до сей поры не случалося. И, поменяв коня, велел Иван своему войску прочь из Пскова скакать быстрее ветра.
Вроде по его воле всё вышло, а злобу он на людей, и люди на него затаили смертную…
……………………
Распри внутренние в Московии да война с противниками бесконечная давали о себе знать.
И пришло время, когда устал и простой люд, и ратники воевать. И настал Ям-Польский мир. Нравится -не нравится, любо -не любо за одним столом сидеть, но пришлось собраться вместе и царёвым людям из посольского приказа, и легатам папским и имперским, и шляхте Стефана Батория. Легаты Папы да кураторы Священной империи сохраняли нейтралитет. Русские, на переговоры согласившиеся, в глубине души посмеивались над роскошью двора польского да над маскарадами да забавами, что при дворе этом пуще всего ценились. Хотя и амбициям и аппетитам польским диву давались: от Кракова да Варшавы дошагать до Вильны и оттуда с литовскими союзниками до моря Балтийского в Ливонию, тогда как Данциг принадлежал Прусской конфедерации и был ганзейским городом, получившим от Ягеллонов статус королевского вольного города. Данциг не желал вести дела со Стефаном Баторием! И поляки стали одними из важных игроков в решении «балтийского вопроса» в Ливонии!
На переговорах решено было подписать бумаги на десять лет и оставить всё в довоенных границах. Таким образом получала Московия к удовольствию Царя Ивана часть Ливонии до Пярнова и Полоцк, и Великие Луки, и Остров, и Изборск.
Ливония в этих войнах потеряла больше всех! Произошла секуляризация её земель! Теперь здесь вместо одного Ливонского Ордена хозяйничали и поляки с литовцами, и русские.
Вернувшееся с ям-польским миром посольство порадовало Ивана IV-го. Но не успел он вздохнуть полной грудью, как иные новости стали приходить одни за другими! Торговый
конфликт между Швецией и Данией, между двумя кузенами одного королевского дома, членами одной семьи, разрастался. Царь Иван, в свои заботы и хлопоты погружённый, никак не хотел на эти вести реагировать, пусть сами между собой разбираются! И вдруг с посольской почтой сообщение пришло: Швеция позарилась на земли русские!

Тяжёлым был для Ивана год после ям-польских соглашений. И до этого ему уже несладко бывало. Заболели вдруг кости, не помогали эскулапы лучшие, коих он на Русь вызвал, приходилось его переносить с места на место, передвигаться сам он уже не мог. Днём донимали суставы, ночью, после чаев-настоев успокаивающих, что мамки да няньки для него по старинным рецептам заваривали, сваливал его крепкий сон. Но лучше б не было этого! Каждую ночь видел он во сне тех, кого когда-то в жизни обижал. То являлась к нему Настенька свет Романовна, его красавица, что он на смотринах сам для себя выбрал, которая ему каждый год дитятю за дитятей рожала, из коих лишь Иван да Фёдор выжили, то захаживал младенец Димитрий, сын от Марии Нагой, которого он, Иван, недолюбливал, то Марфа Собакина, лишь две недели после свадьбы прожившая, так он её любовью своею замучил… Знал Иван за собой такой грех, в смерти многих жён своих и детей малых он сам повинен был…
А однажды явился к нему Сильвестр, который ему, тогда ещё молодому Ивану, начавшему царствовать, после страшных московских пожаров опорой и подмогой во всех делах служил, и которого он ослушался и пошёл войной на Ливонию вместо Крыма, как тот ему советовал…Похохатывал, ставший после смерти вдруг огромным и прозрачным Сильвестр, над Иваном, не оценившем советы убиенного им друга и за то теперь расплачивавшемся … И трепетала душа Иванова при виде гиганта- Сильвестра! Знал Иван, что тысячи казнены им, распяты и распнуты, что страсть неимоверную он испытывал, и когда казнил и когда миловал…
Днём после кошмаров диких сиживал он теперь один и играл в карты игральные или в шашки, заставляя разум свой отдыхать от ночных ужасов…
А события на Балтике стремительно следовали одно за другим.
И «топору с острова Кукуева», как между своими с шутками – прибаутками кликали с юности Егория, пришлось свой родной Ивангород от беды защищать! Шведы осадили высокие стены иваногородские. И Егорий, и Глафира, и все как один на подмогу воинам встать должны были. И долго бился город, Царя Ивана тёзка, но сломили его шведы осадою изнурительною.
…Царь, весть горькую о сдаче крепости уж который день обдумывавший, сидя в палатах своих, вдруг услыхал, как где-то снаружи гулко и тяжко ухнула пушка. И сюда война пришла? Он, кликнув слуг, велел вынести его на лестничные дворцовые переходы, что к площади перед дворцом вели.
Запямятовал! Сам же назначил на сегодня стрельбы пушечные! Молодцы робяты, хорошую пушку в баталиях ливонских изобрели. И опробовали! А сейчас и новейшую доделают. Будет с чем Ивангород отвоёвывать!
Под пушечные раскаты калика перехожая народ собравшийся веселил, приговаривая:
-Кабы не было войны,
Пушки б не изобрели!
А теперь айда стрелять,
Вот она, ядрена мать!
…………………………
А вскоре пришлось заключать послам Царя Ивана перемирие на реке Плюссе.
В шатрах-палатках собрались переговорщики. И были среди них и шведы, и лифляндцы, и эстляндцы. Русское же посольство возглавлял бывший думный дьяк Игнатий Татищев, который со времён защиты крепости Орешек от шведов карьеру делать стал. Помогали ему его природынй ум, смекалка да поддержка Царя и Господа Бога! И потребовал Игнатий возвернуть Руси земли новгородские и эстляндские. Но не сговорчивы были супротивники. И в мае месяце под трели майских соловьев в прибрежных плюсских кущах подписали послы лишь перемирие. И пришлось им снова съезжаться в августе, когда сеном пахло на скошенных лугах, и пчёлы да стрекозы летали над округою, и им, тварям божьим, было всe равно, что сейчас в соседских шатрах решаются на годы вопросы войны и мира, их жизненный ритм был подчинен им одним ведомым законам и правилам….
Тяжело давались решения в людском мире.
Но Псков и Новгород, и Изборск выторговали послы обратно в Расею. А многострадальные Полоцк и Юрьев (Дерпт) поляками были заняты. У шведов же оставались на долгие годы и Ямбург, и Копорье, и Нарва, и Ивангород…
До новой войны, в которой уже другим корононосцам схлестнуться за выход России к Балтийскому морю пришлось, заветы Ивана Грозного выполняя, оставался нерешённым «балтийский вопрос», лишь у устья Невы, у крепости Орешек, и была для России лазейка на широкие балтийские просторы…

www.russbalt.lt

2 Комментарии
  1. Natalja говорит

    28 июля 2021 г. в Клайпеде в Центре нацкультур состоялась
    презентация новой книги Натальи Корниловой «Одиссеи и Пенелопы».
    Книга вышла в свет в издательстве Саулюса Йокужиса.
    В чтениях приняли участие поэты и писатели Клайпеды, а также горожане – любители слова.
    Рецензенты на книгу
    Владимир Коваленко, моряк, писатель, публицист, поэт:
    Как и всегда, чрезвычайно образно и эмоционально ! «Одиссеи и Пенелопы» – очень яркий образ старого моряка, всю жизнь прожившего, что называется, бегом – из рейса в рейс, из порта в порт, а теперь оказавшегося на берегу и располагающего неограниченным временем –для осмысления прожитой жизни, для воспоминаний и размышлений о прожитом.
    Цикл «Жизнь Марины Сергеевны» – как я уже неоднократно говорил, проза – необычайно образна и, можно сказать, «кинематографична» – практически готовый сценарий телевизионного сериала, нечто вроде современной «Мисс Марпл», только куда жизненнее и эмоциональнее. На мой взгляд, мисс Марпл расследует очередное убийство столь же эмоционально, как разгадывает кроссворд в воскресном выпуске «Дейли мэйл»…
    Очень надеюсь со временем не только прочитать о Марине Сергеевне, но и увидеть ее на телеэкране !
    Буду с нетерпением ожидать Ваших очередных рассказов. Успехов и удач Вам в творчестве и в личной жизни !

    Александр Блытушкин, моряк, поэт:

    Ознакомился с книгой «Одиссеи и Пенелопы». Захотелось еще одной встречи Вадьки и Нади. Противосовковые вставки на любителя, они путаются под ногами. Мы в рейсах в основном раскалывали стукачей, и они становились лояльными, только редкие строчили доносы. Некомпанейские первые помощники — исключение: нормальные замполиты строили свою работу на разъяснении и предупреждении.
    Сюжет тянет на сценарий хорошего фильма. Удачи со всех румбов!

    Автор о книге:

    «Одиссеи и Пенелопы», к счастью, не тема «инь» и «янь», я попыталась сделать всё, чтобы этого избежать, поэтому есть эпоха со всеми вытекающими последствиями, и Одиссеи и Пенелопы разных поколений на фоне этой эпохи. Кроме современников вырисовывается также и фигура Колумба. Естественно, возникают некоторые параллели с древнегреческими образами и сюжетами.
    Во второй части в центре повествования некая адвокат Марина Сергеевна Виноватых, которая, как и её семья, тоже имеет отношение к морю. Она расследует несколько преступлений, причем, всё это могло произойти в любом городе, не только в морском. Вторая часть в плане жанра больше напоминает психологический детектив. Но опять же семья, и взаимоотношения в ней, а также наша с вами недавняя прошлая и нынешняя действительность составляют основу происходящих событий.
    https://www.russbalt.lt

    Отрывок из книги

    …Капитану вспомнилось, как после инцидента с юнцом его, кэпа, на разговор пригласил замполит.
    Совершенно официально и даже чересчур, чего прежде не бывало, он вдруг с порога заявил Николаю Петровичу, что располагает сведениями, что ЧП произошло по вине доктора, и что капитан корабля обязан сейчас написать под его диктовку следующее:
    «Я, Николай Петрович С-в, капитан судна …., считаю, что инцидент с самоубийством курсанта И. П. Г-ва произошёл по вине доктора ….., который в течение рейса систематически нарушал правила внутреннего распорядка, в рабочее время часто являлся на место службы в нетрезвом состоянии, в ситуации с курсантом … проявил полную некомпетентность».
    Николай Петрович, понимавший, что от замполита и его ведомства на флоте зависело всё, то есть карьера, работа, относительная стабильность каждого, с кем эта служба соприкасалась, мгновенно оценил свои шансы стать городским дворником, потому что на флоте тогда говаривали, что судовой механик на берегу сможет работать каким – нибудь инженером, а капитаны и штурмана – только дворниками. Что ж, дворником так дворником!
    – Нет! Категорически нет! Ничего подобного я писать не стану. Тем более, что своему начальству (он особенно подчеркнул это «своему», отодвигая дела морские от дел спецслужб,) я рапорт о случившемся уже подал, – резко заявил он замполиту и вышел из каюты.
    Николай Петрович тогда сразу же заспешил на мостик, пытаясь занять себя нужным и полезным делом, чтобы переключиться и на время стереть из памяти только что произошедшее и не позволять себе расслабляться и думать о пугающих возможных реальных последствиях.
    Откуда ему было знать, что через полчаса после него в каюте у замполита побывает и доктор?
    С Яном Карловичем всё происходило по схожему сценарию. В вину капитану, которого требовалось оговорить в письменном виде, вменялось, что он разложил команду, создав невозможную для нормальной работы атмосферу на вверенном ему корабле.
    -Так, говорите, пьянствовал капитан, сам морально разлагался и всех разлагал? – переспросил каким –то угрожающим голосом Ян Карлович замполита.
    Тот лишь успел кивнуть, и в то же мгновение квадратный коньячный графин, стоявший у него на столе, вдруг был схвачен крепкой рукой интеллигентного и до сих пор очень сдержанного доктора – прибалта и полетел замполиту в голову. Чинуша увернуться не успел.
    А Ян Карлович, бросив профессиональный взгляд на синячину на уровне брови лежавшего на полу каюты замполита, подумал, мол, не страшно, заживёт, и вышел в коридор.
    …После бессонной ночи капитан раным – рано заглянул в кают – компанию.
    Ян Карлович уже сидел за столом и преспокойно завтракал. Капитан заказал себе омлет и кофе. В это время в помещение вошёл замполит. Верхняя часть лица над бровью с левой стороны у него оплыла и была фиолетового цвета.
    – Штормило ночью? – поинтересовался доктор, попивая свой кофе.
    – Угу, – прорычал замполит, заказывая завтрак.
    Николая Петровича вдруг осенило:
    – Доктор действительно свой! Без маски!
    („Одиссеи и Пенелопы”)
    ТЕКСТЫ
    „>https://proza.ru/avtor/lajbalticumtv

  2. Natalja говорит

    В 2020 году в Клайпеде в издательстве Саулюса Йокужиса вышла в свет книга Натальи Корниловой «По следам Ордена».

    Речь в ней идет о Прибалтике средневековья и о нынешней, современной. Это художественная проза, в которой прослеживается становление Ливонского Ордена, войны с местными племенами и будни, образование и обучение при монастырях, тема Ордена – государства и тема Веры, жизнь семей рыбаков и горожан.

    Автор повествует о городах-крепостях, соседях Литвы. Это Лива (Лиепая), Виндава (Вентспилс), Голдинген (Кулдига), Дурбе, Добиле, Цесис, Кукейнойс, Лудза, Резекне и другие, отчасти Рига, Юрьев (Тарту), Таллинн, Нарва, Ивангород . Упоминаются Смоленск и Кёнигсберг, ну, и конечно, Мемель (Клайпеда), где автор живет и откуда совершает свои «набеги» в соседние прибалтийские страны.

    В книге две части. Первая связана непосредственно с Орденом, хотя и там историческое прошлое и настоящее тесно переплетаются, вторая — с нынешней Прибалтикой под названием «Жизнь в лесу», о том, как и чем живут люди, что для них, наших с Вами современников, важно.

    Связь между первой и второй частью осуществляется благодаря именам героев, традиции. Но люди нынешние, учитывая ошибки прошлого, по мнению автора, стремятся их нe повторять. Это касается прежде всего большой крови. Исторически доказано, можно жить, строить и решать проблемы по-другому.

    И хотя войны по-прежнему идут. И Сирия, и израильско-палестинский конфликт, и Украина знают это не понаслышке. … И новые силы зреют в Европе… Хочется верить, что всё-таки найдутся иные механизмы, и что война — это крайнее средство.

    Значит ли это, что нужно идти вперёд, не возвращаясь в прошлое?

    По мнению автора, в плане перекраивания территорий однозначно не следует
    возвращаться к методам прошлого, даже недавнего прошлого.

    Но есть и другие аспекты. Нынешняя Прибалтика (например, Латвия, Эстония) отчасти вернулись к хуторам и мызам, есть наемный труд, в Литве популярен так называемый сельский туризм. Такая модель (мелкий и средний семейный бизнес) существовала и была активно задействована ещё в 20-ых — 30-ых годов XX-го века.

    Что касается городов, то уже в начале XX-го века Прибалтика знала, что такое международные инвестиции и проекты, и спонсорская поддержка. Принцип объединения усилий был чрезвычайно важен и остаётся важным в экономике.

    К сожалению, доминирование идеологии привело к страшным перегибам в борьбе с инакомыслием. В XX-ом веке — как в средневековье: Первая и Вторая
    мировые войны, коллективизация в Прибалтике, ликвидация частной собственности и инициативы, борьба с единоличниками, ссылки, кровь…

    В нынешние времена большая свобода выбора,существует гражданское общество, мнение которого чрезвычайно важно, религия вернулась на своё место, будучи полвека практически запрещённой, возвращена частная собственность, существует и наёмный труд, многие семьи живут неким своим ремеслом, — всё это играет немалую роль в экономике небольших прибалтийских стран. Ну, и, конечно, люди, современные, вооружённые новыми технологиями, мобильной связью, но знающие и понимающие окружающий мир, природу. Без этого никак!

    Отрывки из книги читать онлайн на
    http://www.proza.ru Наталья Корнилова Лаяускене

    По поводу книг можно обращаться в редакцию журнала РУССКАЯ БАЛТИКА https://www.russbalt.ltrussbaltika@mail.ru

Комментарии закрыты.