Чьи уроки повторяет Прибалтика в XXI веке

Говорят, история может объяснить многое, но историческое сходство усматривают не всегда и не сразу, хотя в разговорах о положении нынешней Прибалтики возникает ассоциация с Дальневосто́чной респу́бликой (ДВР), служившей буферной зоной между Советской Россией и Японией в 20-ых годах XX –го века.

Итак, Дальневосто́чная респу́блика (ДВР), официальное название —де-юре независимое демократическое государство с капиталистическим укладом в экономике, провозглашенное на территории российского Дальнего Востока.
Столица: Верхнеудинск (1920); Чита (1920…
Религия: отсутствует; (светское государство)
Форма правления: директорная республика

Де-факто являлось буферным государством между Советской Россией и Японией . Экономическая система ДВР предвосхитила произошедший годом позднее переход от режима т. н. «военного коммунизма» к НЭПу.
По состоянию на начало 1920 года в регионе существовал целый ряд просоветских правительств, образованных на базе местных партизанских отрядов, активно действовал атаман забайкальских казаков Семенов, впоследствии объединившийся с каппелевцами (остатками Народной армии Комуча). В январе 1920 представители эсеро-меньшевистского Политцентра обратились к большевикам с предложением основать буферное государство между Советской Россией и японскими интервентами. Предполагалось, что его западная граница пройдет по Оке и Ангаре, и оно будет организованно на принципах т. н. «однородной социалистической власти», то есть широкой коалиции всех левых партий (включая коммунистов). Прямо в ходе этих переговоров Политцентр, под давлением большевиков и Сибирской автономной группы левых эсеров, и в условиях приближения к Иркутску каппелевцев, передал все свои полномочия большевикам. Под их командование перешла также Народно-революционная армия Политцентра, переименованная в Восточно-Сибирскую советскую армию (она была усилена частями РККА, и 18 марта 1920 года переименована обратно в Народно-революционную армию).
Тем не менее, предложения Политцентра были приняты, хотя и в урезанном виде. Границы были очень сильно уменьшены, вместо предполагавшейся т. н. «розовой» (умеренно-социалистической) коалиции ДВР оказался целиком подконтролен большевикам. В сложившейся обстановке (особенно впоследствии, после Николаевского инцидента) единственной альтернативой образованию буфера было бы прямое военное столкновение Советской России с Японией. В условиях, когда еще продолжались боевые действия против Польши и врангелевцев, это было бы совершенно нежелательно. Кроме того, теоретически ДВР могла бы стать способом преодоления международной изоляции Советской России (эти надежды не оправдались, так как никто в мире, кроме Москвы, так и не признал ДВР).
Со своей стороны Япония находилась под давлением своих союзников, в первую очередь США, опасавшихся ее чрезмерного усиления. Интервенты воздержались от прямой аннексии, и поддержали проект образования буфера. Однако Япония опасалась, что он в перспективе может стать для большевиков плацдармом для дальнейшего распространения мировой революции, в частности, в Китай и Корею. Эти опасения были вполне обоснованы; в частности, впоследствии Народно-революционная армия ДВР участвовала в боевых действиях в Монголии против войск генерала Унгерна фон Штернберга. В этой связи Япония настаивала на том, чтобы ядром буфера стала бы территория, подконтрольная атаману Семенову, с 1919 года получавшему японскую военную помощь. С мая 1920 японцы начали поддерживать владивостокское правительство Приморской земской управы.
18 февраля 1920 года Политбюро ЦК РКП(б) своей резолюцией поддержало идею буфера. Тем не менее, многие местные большевики негативно восприняли эту идею, а ряд партизанских отрядов действовал совершенно независимо. В целом объединение региональных просоветских правительств под эгидой ДВР проходило с большим трудом. Амурское областное правительство большевика Трилиссера и Сахалинское областное правительство красного партизана Тряпицына враждебно отнеслись к идее буфера. В марте 1920 была получена резолюция Сиббюро, требовавшая от местных просоветских правительств объединиться под эгидой буферного государства в Верхнеудинске под началом большевика Краснощекова. Владивостокское правительство, подконтрольное большевикам Лазо и Никифорову, предложило объединить буфер вокруг Владивостока.
4 мая 1920 японцы провели масштабную операцию во Владивостоке, в результате которой Лазо был сожжен в топке паровоза, а планы большевиков по объединению ДВР с владивостокским правительством провалились. По заявлению интервентов, причиной операции стала явная подконтрольность ДВР большевикам, и большевизация владивостокского правительства.
В мае 1920 Трилиссер признал ДВР, в июле Тряпицын был расстрелян другими партизанами…

Нынешние прибалтийские демократические республики в силу обстоятельств находятся на границе двух миров, между которыми после 30 лет активного сотрудничества вновь воздвигается железный занавес, то есть Прибалтика в прямом смысле оказывается на рубеже двух систем, что влечет за собой любые пограничные и или точечные военные конфликты
( как минимум в виде разовых нарушений границы самолетами, кораблями, пешими и т.д.)

Долгая и беспокойная жизнь ждет Прибалтику в этой роли, пока снова что-то не изменится, и не появится какая-либо знаковая фигура в большой политике, которая сумеет наладить отношения Востока и Запада, как это было 30 лет тому назад. Такой прогноз все-таки лучше БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ, не так ли?
www.russbalt.lt на материале инета

Комментарии закрыты.