Ирландский вираж

Правительство Бориса Джонсона, однако, на этой неделе предприняло маневр, в котором очень многие и в Британии, и на континенте увидели свидетельство того, что Лондон вообще не намерен соблюдать это соглашение о выходе.

Согласно прилагающемуся к соглашению “протоколу о Северной Ирландии”, эта провинция Соединенного Королевства после окончательного брексита фактически остается частью единого рынка Евросоюза.

Это нужно для того, чтобы между независимой Ирландией, входящей в ЕС, и Северной Ирландией не появилась граница.

На физическом отсутствии этой границы во многом зиждется мир в Северной Ирландии, который наступил после подписания так называемых Соглашений Страстной пятницы в 1998 году.

На острове всерьез опасаются, что если на границе появятся таможенные посты, то в Ольстере снова вспыхнет кровавый конфликт.

Чтобы этого не случилось, Британия должна будет ввести частичный таможенный контроль товаров, которые перемещаются между Северной Ирландией и остальной страной.

И вот правительство Джонсона внесло в парламент проект “Закона о внутреннем рынке”, который дает правительству право отменять этот контроль.

Министр по делам Северной Ирландии Брэндон Льюис, представляя проект в Палате общин, признал, что он представляет собой “точечное и ограниченное”, но нарушение Британией ее международных обязательств.

Евросоюз пришел в ярость и потребовал от Лондона немедленно – по крайней мере, в течение сентября – отозвать или отредактировать проект.

Переговорный маневр

Евросоюз, впрочем, надеется, что законопроект не пройдет в нынешнем виде. Против проекта – не только оппозиционеры, но и многие соратники Джонсона и Гоува из Консервативной партии, в том числе и сторонники брексита: они считают, что такое нарушение договора с ЕС ударит по репутации Британии в мире.

В Палате общин уже подготовлены поправки к спорным положениям законопроекта о внутреннем рынке, а бывший министр финансов лорд Ламонт заявил, что проект в нынешнем виде не пройдет Палату лордов.